One Mavro, please!

One Mavro, please!
Маленькие трагедии всегда умирают в тени больших. Так будет и со смертью Сергея Мавроди, которая совпала с пожаром в кемеровском ТЦ, — о ней и о нём заодно очень быстро забудут, и новость исчезнет из списка знаковых событий 2018 года.

А жаль. Ведь Мавроди — это один из великих героев даже не «лихих девяностых», а переходного периода между советским и постсоветским миром, который начался с отмены 6-й статьи Конституции СССР о «руководящей и направляющей роли» КПСС и закончился первой войной в Чечне. Времени, когда всё на свете летело в тартарары, а картинка за окном и в телевизоре мелькала со скоростью колоды карт в руках безумного фокусника. Именно в такие моменты, когда старые правила игры уже перестали действовать, а новые ещё только пишутся теми, кто имеет на это право, наступает время Великого Трикстера.

Главная загадка Сергея Мавроди не в том, «как ему удалось», а в том, почему весь великий российский народ практически в едином порыве сердцем прикипел к человеку, у которого только что на лице крупными буквами не было написано слово «Мошенник». Можно сколько угодно списывать на шок от стремительного обнищания, отпуска цен и последовавшей за ним (пардон за тавтологию) «шоковой терапии» — и даже попасть в цель. Лёгкие деньги соблазняли, просто потому что «тяжёлые», не грабя, не воруя и никого не убивая, становилось совсем невозможно заработать. Да и государство в это же время играло со своими гражданами в аналогичные фантики под названием «ваучеры», разница состояла лишь в том, что на одних «типа деньгах» был портрет Великого Комбинатора, а на других — фотография ещё не изуродованного танками Белого Дома. А так и у того, и у другого был один подлинно народный обменный курс — несколько бутылок водки.

Но как объяснить то, что уже в совсем другую эпоху, через десятилетие, выйдя из тюрьмы, он снова смог собрать пирамиду «МММ-2011» и туда пошли многие, в том числе и те, кто уже обжёг себе руки «акциями» самой первой МММ? По данным опроса, проведённого в 2014 году (то есть после того, как разоблачающий Мавроди документальный фильм не успел снять и показать разве что самый захудалый региональный телеканал), 17% россиян всё равно продолжали считать его великим финансистом и гениальным бизнесменом, опередившим своё время. Он, кстати, действительно пытался опередить и запрыгнуть в летящий вперёд паровоз электронных финансов, запустив свою собственную криптовалюту Mavro, даже успел заказать её рекламу продажным блогерам. В системе зарегистрировались тридцать пять тысяч человек. А вот плоды пожать он уже не успел — сердце не выдержало.

Да, жизнь в России надо прожить так, чтобы тебя сыграл Серебряков. А потом можно и умереть под забором. Тело Сергея Мавроди никто не хочет забирать из морга Боткинской больницы, а его брат отказал ему даже в последнем приюте на семейном кладбищенском участке, так что, видимо, его похоронят в номерной могиле за счёт государства. «Здесь лежит Паниковский, человек без паспорта».

Полагаю, что читателю понимающему стало ясно, куда клонит автор. Да, народная любовь к Мавроди пришла не просто из-за того, что он торговал вразнос халявой, и вовсе не из-за попавшего в целевую аудиторию бесконечного рекламного сериала про Лёню Голубкова, а потому что создатель пирамид в жизни воплотил один из самых популярных архетипов русской (да и мировой тоже) литературы. Ну-ка давайте вспомним, кто у нас самые «народные» книжные персонажи? Разумеется, булгаковский Воланд и его свита, Остап Бендер и Штирлиц. Из «ненаших» популярнее всего, пожалуй, Холмс, если судить по количеству анекдотов. Каждый из них воплощает собой ложь и обман — вещи в принципе-то не очень хорошие... но, чёрт побери, как убедительно и обаятельно они это делают! Мы понимаем, что эти ребята нас провернут вокруг пальца и не поморщатся — и нас тянет к ним потому, что мы хотим быть обманутыми именно ими.

Мавроди был типичным ожившим и сошедшим на нас со страницы или с экрана героем романа о Великом Комбинаторе — а потому в него поверили, и притом поверили безоговорочно. Почитайте его последнее интервью Forbes, там он разговаривает с корреспондентом законченными афоризмами вроде дзенских коанов: «У меня специальность была — искусственный интеллект. Но нет, искусственного интеллекта не бывает, не переживайте. Как и удачи». Или «Я, конечно, не херувим. У меня нет крыльев, но я чту Уголовный кодекс. Это моя слабость», — это уже из Бендера. А Штирлица мы любим за то, что это «наш человек во вражеской шкуре» — в мундире офицера СС. Мавроди был «Штирлицем наоборот», разгуливая всегда и везде в вечном своём спортивном костюме, в этих рыцарских латах постсоветского неудачника. Тем самым он подавал народу знак: «Да, я стал одним из этих и купаюсь в деньгах. Но на самом-то деле я же один из вас, я просто к ним внедрился». И народ верил. Народ чувствовал, что этот «наш парень» не подведёт и скоро обрушит ненавистный мир бирж, липовых инвест-фондов и «комков» прямо на головы расплодившейся сволочи на мерседесах.

Исследователи тёмных тайн 1990-х до сих пор не знают ответа на вопрос, куда делись деньги МММ — те самые, которые в августе 1994-го вывозили из офиса на Варшавке караваном аж в семнадцать КамАЗов. И не узнают. «Золото МММ» рассыпалось в прах, в ничто, точно так же как «золото тамплиеров» или «золото партии», потому что деньги есть тлен. Мог ли Великий Трикстер, удачно провернувший самую грандиозную аферу в истории, просто взять и сбежать куда-нибудь в Рио-де -Жанейро, сделать себе пластику и доживать остаток дней солидным и обеспеченным буржуа в кругу семьи? Да нет, конечно, путь нормальной жизни для него закрыт. Всё имущество, которое удалось у Мавроди изъять приставам, состояло из домика на Селигере, снегохода, библиотеки в полторы тысячи томов, холодильника и телевизора «Рубин». А со своей женой, моделью и победительницей украинских конкурсов красоты, он даже не жил вместе и безжалостно развёлся, как только сел в тюрьму. «По книжке» всё так и должно быть — вы можете представить себе женщину рядом с Бендером? Мадам Грицацуева была нужна ему исключительно ради доступа к заветному стулу, а с Зосей Синицкой у него не сложилось, да и не могло. Точно так же не может быть никакой «девушки Штирлица» или «жены Холмса» — всё это слишком человеческое.

Ах да, он же ещё и в литературе преуспел. Фильм, тот самый, с Серебряковым, снимался по его сценарию и по его книге, а ещё был роман, два сборника новеллистики, тюремные дневники, ещё один сценарий к фильму ужасов «Река», Youtube-сериал «Зомби», довольно вам этого?

Прощайте, Сергей Пантелеевич. Вас похоронят в безымянной могиле, ибо наше серое и бездарное время принадлежит казённым пиджакам и погонам, а Великим Комбинаторам в нём не дадут даже переквалифицироваться в управдомы. Но если «там» хоть кто-то есть — то он явно над нами издевается, раз мы вот так живём. Так что вы уж, пожалуйста, сыграйте с ним в свою пирамиду и разведите его по полной программе. За всех нас.


Евгений Цыганов: «Твоя правда может казаться други...
Человек-пароход и не только: как мы помним Максима...

Читайте также: