Как долго ещё Австралия будет пригодна для жизни?

Как долго ещё Австралия будет пригодна для жизни?

Перед лицом пожара, засухи и наступления океана австралийцам придется сделать выбор между бегством и сражением за свою землю.

Когда крошечные хлопья белого пепла начали падать вокруг подобно тёплому снегу, мы ушли. Мы жили неделями под угрозой огромных лесных пожаров, нависших над нашим маленьким австралийским городком, неумолимо продвигающихся к нам с севера и юга. Мой родной город Блэкхит, расположенный на вершине Голубых гор, окруженный потрясающей, но высохшей австралийской пустыней, оказался в центре этого пылающего ада.

Дети только вернулись домой со своего последнего школьного дня в декабре, когда наш сосед сообщил, что есть опасения, что северный пожар, который уже сжёг в почти 2000 квадратных километров национального парка, обрушится на Блэкхит этой ночью. Пожарные власти предупреждали о тяжелых условиях в следующие несколько дней: высокая температура, низкая влажность и ветер.

Таким образом, мы сбежали на восток вниз по горам, направляясь к побережью и относительной безопасности Сиднея, расположенного почти в 60 милях. Через пять дней мы вернулись на нашу выжженную землю, дом остался нетронутым благодаря смелым действиям соседей и пожарных.

Австралийцы гордятся тем, что они сражаются и одерживают победу над засухой, лесными пожарами и наводнениями. И все же одним из самых определяющих моментов современной австралийской государственности является отступление. Во время одного из величайших провалов в Первой мировой войне корпус армии Австралии и Новой Зеландии совершил гениальный побег с берегов Галлиполи в 1915 году после ожесточенной восьмимесячной битвы с османскими войсками.

«Это наш Галлиполи; наш лесной пожар Галлиполи» — говорит Дэвид Боуман, профессор биологии изменения окружающей среды в Университете Тасмании. Он говорит о лесных пожарах, начавшихся весной сентября 2019 года, которые начались в каждом штате и территории, унесли жизни по меньшей мере 24 человека, разрушили почти 1800 домов и превратили более 8,4 миллиона гектаров земли в безжизненный уголь. Они привели к одной из крупнейших эвакуаций в мирное время в истории Австралии, так как пожарные власти в двух штатах дали указание десяткам тысяч отдыхающих и жителей удалиться с пути огня. Перед лицом этих беспрецедентных пожаров австралийцы, похоже, меньше прислушиваются к внутреннему голосу австралийского бойца и вместо этого следуют к указаниям и предупреждениям пожарных властей.

Одиннадцать лет назад менталитет реагирования на лесной пожар был другим. Перед разрушительными бедствиями Черной субботы в юго-восточном штате Виктория, которые убили 173 человека в течение двух катастрофических дней в 2009 году, общепринятым поведением в случае лесных пожаров было «останься и защищай или уйди как можно раньше». После Черной субботы появилась новая категория предупреждений о лесном пожаре, был введёт «Красный код» в Виктории и «Катастрофа» в Новом Южном Уэльсе. Новый однозначный подход — «для вашего выживания, ранняя эвакуация — единственный вариант».

Но что произойдет после того, как пожары отступят, и австралийцы вернутся в свои нетронутые дома или обугленные руины, на почерневший лунный пейзаж, где когда-то росли посевы? Счастливчики продолжат свою жизнь. Несчастные будут скорбеть, злиться, трясти кулаком судьбе и демонстративно отстраиваться на том же самом месте. Дух сражения снова будет торжествовать, но как долго?

Поскольку страна страдает от одной из самых сильных засух за всю историю наблюдений, а периоды сильной жары бьют рекорды температуры не один, а два раза за одну и ту же летнюю неделю, некоторые вопрошают, могут ли австралийцы позволить себе возвращаться к тем же пересохшим выжженным ландшафтам, которые они занимали не только после европейского вторжения два с половиной столетия назад, но и за десятки тысяч лет до этого. Даже до изменения климата выживание, особенно сельского хозяйства, в некоторых частях Австралии было негарантированной штукой. Очень часто фермеры спасались благодаря прибывавшим вовремя дождям. В настоящее время последствия изменения климата делают этот сценарий еще менее вероятным, и этот сезон лесных пожаров и засуха являются лишь предвестником будущих событий.

Если люди хотят продолжать жить в этих местах, «они должны радикально изменить свои отношения с окружающей средой; им необходимо кардинально изменить окружающую среду, чтобы выжить и уменьшить свою уязвимость» — говорит Росс Брэдсток, директор Центра управления экологическими рисками лесных пожаров в Университете Вуллонгонга. «Другой вариант — отступление из легковоспламеняющихся мест».

После оглушительных лесных пожаров 2009 года правительство штата попыталось выкупить землю у людей в наиболее опасных районах, которые потеряли свои дома в результате пожаров. Очень немногие приняли это предложение. Сейчас в тех местах стоит рекордная засуха. В Даббо, региональном городке в Новом Южном Уэльсе с населением более 38 000 человек, почти нет воды, плотина составляет всего 3,7%, а река, обеспечивающая водоснабжение, по прогнозам, высохнет к маю этого года. Городам в Квинсленде приходится полагаться на благотворительную раздачу воды, даже несмотря на то, что запланированная угольная шахта в регионе будет иметь доступ к миллиардам галлонов подземных вод. Самая большая отдаленная община аборигенов в Центральной Австралии — наряду со многими другими, которые давно процветали на своих традиционных землях — также испытывает недостаток питьевой воды.

Ещё одна проблема – тепловые волны. 4 января 2020 года западный Сидней стал одним из самых жарких мест на планете, там была зафиксирована температура 120 градусов по Фаренгейту (48,9 градусов по Цельсию). «Это непригодно для жизни; Вы не можете жить в этом месте» — говорит Брэдсток. Ещё есть наводнения, которые уже два года подряд опустошают Квинсленд — и связанное с изменением климата повышение уровня моря, которое, как ожидается, станет серьезной проблемой для страны, население которой сконцентрировано на узкой полосе земли рядом с береговой линией.

Тем не менее, отказаться от части своей земли будет непросто людям, которые привыкли следовать принципу «останься и сражайся». «В австралийском менталитете определенно есть что-то бойцовское, что заставляет их оставаться» — говорит Кэтрин Риланд, специалист по городскому планированию и эксперт по устойчивости к пожарам. Она хотела бы видеть больше обсуждений идеи запланированного отступления — восстановления в местах с низким риском, сокращения развития в районах с высоким риском и даже перемещения существующих, незатронутых сообществ. «Некоторые эксперты начинают задумываться о том, как будут выглядеть такие шаги: например, Институт планирования Австралии опубликовал национальную стратегию урегулирования. В нем подчеркивалось, что большая часть Австралии все больше и больше подвергается риску в результате негативных последствий изменения климата и отсутствия эффективного планирования в отношении изменения климата или уменьшения опасности бедствий.

«Все внезапно начинают понимать, что нам действительно нужно лучше планировать эти вещи, а не просто перемешаться дальше или ближе к океану» — говорит Риланд.

Боуман утверждает, что все, что мы делаем сейчас, не работает, поэтому мы должны пересмотреть свою стратегию. Он выдвинул намеренно провокационную идею о том, что Австралии следует изменить сроки проведения летних каникул, чтобы избежать массового отпуска отдыхающих, а также график работы предприятий. Но на самом деле, он говорит, что нам нужны гораздо большие культурные изменения.

«Мы говорим о реальных деньгах, говорим о бункерах, безопасных местах, массово меняющих наши возможности пожаротушения, о противопожарной подготовке, системах связи, нашем понимании природы, понимании того, кто такой австралиец, понимании ценности воды, понимании наших отношений с другими формами жизни, нашем понимании того, что такое огонь» — говорит он.

Это значительное изменение, и оно не произойдет в одночасье. Но пожар ждать не будет. Боумен уже видел, как горели кусты через долину от его дома в Тасмании.

«Я просто чертовски беспокоюсь о завтрашнем дне».


В 2020 году мобильная индустрия достигнет $380 млр...
Бумажные пакеты не лучше пластиковых с точки зрени...

Читайте также: