Психология врачебной двери

Психология врачебной двери

В философском смысле «дверь» является местом перехода границы двух пространств: внешнего и внутреннего, обыденного и сакрального, познанного и непознанного.

В проёме двери осуществляется таинственный акт перехода из одного состояния в другое, акт перехода из одного мира в другой новый мир.

И «врачебную дверь» следует понимать не только как строительную конструкцию в кабинете врача, находящуюся на границе миров пациента и врача, замыкающую и размыкающую эту границу.

Не только как физическую преграду с замками и задвижками на пути к «врачевателю», а как комплекс психологических, культурных и других барьеров, возникающих в процессе общения врача и пациента.

Психологические аспекты «врачебной двери» есть ничто иное, как психические взаимовлияния и взаимодействия врача и пациента не только в процессе пересечения ими порога «врачебной двери», но и «Большого Порога» мира «Большой Двери», составляющей по существу мир человеческой цивилизации.

Взаимодействия врача и пациента это проживание части своей жизни в человеческом обществе для обретения чувства выполненного долга врачом и обретения покоя страждущим человеком в надежде найти избавление от недуга и пополнения душевных сил, необходимых для одоления земного пути с целью достичь и пересечь порог долгожданной «Двери Спасения».

Если в капле океанской воды можно увидеть и познать весь океан, то на примере «врачебной двери» можно увидеть всю «медицинскую Вселенную» в контексте всего мира «Большой Двери».

Поскольку суть земного мира сконцентрирована в трудовых и социально-психологических взаимодействиях обычных людей, пациентов и врачей, пациентов с обслуживающими «функционалами» «медицинской Вселенной».

И в этой большой системе общений, основанной на разуме и психике человека, порой очень трудно разглядеть врача с большой буквы, про которого можно было бы сказать, что он «светя другим, сгорает сам», как та свеча ставшая символом медицинской деонтологии.

Поскольку чаще всего медицинские «винтики-функционалы», имеющие в трудовой книжке запись о том, что они исполняют роль врача в театре абсурда, вряд ли могут быть названы уважаемым «титулом» ВРАЧ.

Чаще всего для бездушных «медицинских винтиков» «медицинской Вселенной», нередко и не собирающихся лечить страждущего человека (всех всё равно не вылечить), гордое многообещающее звание «врач» звучит роскошно громко в многотрудном переходе «Большого Порога».

Сущностью преодоления «Большого Порога» для человечества является необходимость перехода границы миров, которые разделяются «Большой Дверью».

Задачи при этом решаются не простые. Но без их решения факт перехода не состоится. В том числе без обретения качеств, необходимых в задверье «Большой Двери».

А кто же главные действующие лица на фронтах этого перехода? Кто главным образом определяет качество перехода?

Ответим сразу, без лукавства и кокетства: - Лентяи и больные люди. Да, да! Лентяи и больные люди! Остальных ещё не всех обследовали.

Что за бред, - скажите Вы, - как в человеческой цивилизации они могут быть главными действующими персонажами, определяющими развитие и движение сообщества людей, которых по сравнению с другими существами относят к самым разумным существам на Земле?

Сразу ответим и на этот вопрос, но тоже вопросом: А всё остальное, что нас окружает, не является бредом?

Дороги плохие, жить негде, соседи не дружат, государства воюют. А главное не умеем: общаться, слушать, понимать, взаимовыгодно взаимодействовать, лечить себя и других.

И, если пристальнее вглядеться в нашу жизнь, то разве мы не увидим, что все главные достижения человеческой цивилизации, продвигающие её к высотам развития не от «лентяев» и больных людей?

Лентяи подарили людям пульт для дистанционного управления телевизором (лентяю не хотелось вставать с дивана, он и придумал). А автомобиль? Лентяй не хотел далеко идти, и нате вам – машина. А телефон, смартфон и Интернет? Это же всё лентяи постарались!

Ну, ладно, скажите Вы, а больные то, как продвигают цивилизацию?

И на это есть ответ.

Но здесь надо пояснить немного подробнее о том, кого следует понимать под «больным человеком».

Во-первых, все «умники» на Земле в лице учёных, философов, писателей и т.д. это люди со странностями, то есть, с некоторыми особенностями, которые отличают их от других людей.

Это позволяет говорить, пусть и с оговорками, что они люди как бы больные. Ведь их психосоматические данные не укладываются в так называемую норму здорового или обычного человека.

Иначе говоря, это «больные» люди.

То есть, больные люди – это не только немощные телом, но и люди с особым устройством ума, которых выводят за рамки так называемых норм.

Другая часть «больных» людей, действительно, люди чем-то болеющие.

Все остальные просто ещё не обследованные. То есть люди, сидящие на «скамейке запасных».

Разве это не так?

Мы думаем, что именно так.

Также точно, как и то, что люди со здоровьем в пределах нормы, то есть люди как бы здоровые, смотрят на Окружающий Мир широко, но поверхностно.

Всё видят, всё понимают. Но поверхностно без устремлений за горизонт.

Больного же тянет за горизонт отчаяние, рождённое муками, и надежда.

В попытке найти избавление больной человек напряжённо думает и умозрительно ищет.

Больной человек, изнурённый недугом на Мир смотрит Уже, но глубже.

И смотрит до такой степени глубины, что при более глубоком погружении в неизвестность, Мир для больного человека становится больше, шире и объёмнее.

До такой степени объёмнее, что человек, смотрящий в эти глубины, видит Мир с высоты птичьего полёта, а иногда и с высоты, недосягаемой для обычного здорового человека.

И краски обстоятельств, при указанном погружении, становятся насыщеннее, а оттенки человеческих отношений видятся многограннее, и понятнее представляется их многовариантное хитросплетение.

И больной человек, отягощённый телесными и душевными недугами, нередко видит то, что не всякому здоровому человеку видно.

О Боже! Каких высот может достичь человек умозрительным мышлением, обращённым в глубь явления!

Помните философа Демокрита в Древней Греции, который умозрительным путём открыл атомное строение вещества, будучи не зрячим человеком.

Ни одна ракета не сможет поднять человека до таких высот, до которых может добраться человеческая мысль, обременённого телесной болью или смятением души, незнающей покоя больного человека.

Больной человек – удивительный человек своей пытливой устремлённостью к истине и своей важностью для людского общества.

Помочь больному человеку – святое дело тех, кто может эту помощь оказать. Ведь здоровым он может быть ещё полезнее.

Но помочь не формально и пренебрежительно и, не дай Бог, высокомерно снисходительно, как чаще всего и случается в структурах «медицинской Вселенной».

Больной человек беззащитный своей ранимостью и познавательной терпимостью, неиссякаемой верой людям в белых халатах, своей кажущейся глуповатой надеждой на обязательное исцеление, своей наивностью в скрытой надежде на бесконечность своей конечной сущности.

Кто этого не видит и не пытается понять, то, может быть, это те, кто долго находится при уверенных в себе медицинских «винтиках», «винтах» и других «функционалах» организационной системы «Большой Двери»?

И, разве, таких мало? Посмотрите вокруг и подумайте. Может быть, несовершенство нашего Мира из-за них?

Поэтому, конечно, главные действующие лица в Мире «Большой Двери», как мы назвали Мир человеческой цивилизации - это лентяи и больные люди.

А отсюда должно быть понятно наше обращение к теме «врачебной двери» и с позиций философского мировоззрения, и с практических позиций психологического взаимодействия людей в процессе перехода «Большого Порога».

«Врачебная дверь» по большому счёту но, к сожалению, почти не исполняет своего большого и глубокого назначения, но заставляет задуматься.

Задуматься о многом.

И о смысле жизни, и о назначении человека, и просто о порядке вещей и, конечно, о «Больших Дверях Спасения».

То есть, о Творце всего сущего и невидимого, но существующего.

Если Тёмная Материя занимает пространство Вселенной на 95% , то нам точно есть о чём подумать.

В том числе, и о сути, и о назначении «врачебной двери» в жизни человека.

Но, прежде всего, о том, что мы видим на поверхности всех явлений – об отношениях людей друг к другу и умении общаться.

Особенно в критических ситуациях, которые проявляются по обе стороны «врачебной двери».

Процессы, сопутствующие и составляющие смысл преодоления порога «врачебной двери», показывают с определяющей необходимостью, что главное в жизни человека после рождения является умение овладевать информацией, умение её передавать, получать и осмысливать, анализируя, и рационально использовать.

Уметь также адекватно воспринимать других людей и умело с ними взаимодействовать.

Всем нам ещё нужно учиться и учиться этим коммуникационным премудростям человеческого общежития, благодаря которым и сформировалось человеческое общество.

И в первую очередь учиться слушать. Это намного труднее, чем говорить. Это особенно нужно врачевателю.

Врачу прежде, чем стать профессиональным диагностом и лечащим врачевателем, необходимо стать умелым коммуникатором.

Не говоруном обо всём и со всеми, а умелым модератором процесса общения врача и пациента.

Эти субъекты общения имеют уникальную специфику, отличающую их от общающихся людей в других обстоятельствах.

Это самое трудное в приобретении профессиональных навыков врача. Поскольку данными от рождения к общению с больными, а это весьма специфические люди, обладают очень не многие.

И какая бы не была мотивация у человека, в вопросе приобретения профессии врача, и ставшего таковым, уметь общаться и читать нюансы человеческого поведения он обязан.

Без этого врач становится «функционалом», не приносящим пользы.

Однако психологические особенности характера человека, ставшего врачом, так или иначе, будут отражать в его умении понимать и взаимодействовать с пациентом, психические процессы, происходящие с ним, связанные с его профессиональной адаптацией и профессиональной деформацией.

Это очень и очень важные процессы, основу которых следует искать в мотивации человека при выборе профессии врача.

Среди множества мотивов, составляющих сложно составленное вязкое облако причин, мало кто из практикующих врачей признается, что обучение в медицинском университете было выбрано лишь потому, что это было единственное учебное заведение, в которое могли помочь поступить родители.

Или, если мотивом послужило желание обладать властью над беспомощным человеком на операционном столе или лежащим в коме в реанимации.

Или, если мотивом послужила престижность профессии.

Чаще практикующий врач ответит, что мотивом в приобретении профессии врача стало страстное желание помогать страждущим и стать со временем великим врачевателем.

При любой мотивации можно успешно пройти сложный период адаптации в выбранной медицинской профессии, но периода профессиональной деформации избежать удаётся только избранным.

То есть тем, избранникам Бога, которые воистину «светят, сгорая сами».

Таким врачам, как правило, врачам клиницистам, а не статистам-винтикам в обилии находящихся в поликлинических структурах региональных отделениях «медицинской Вселенной», не будут мешать коммуникационные барьеры «врачебной двери», вызванные, так называемыми, внешними факторами, которые не зависят напрямую от врача, но играют определённую роль в коммуникациях врача и пациента.

А таких факторов не мало, которые способствуют возникновению барьеров между врачом и пациентом.

Например, это: несовершенная организационная и производственная структуры медучреждения и рабочего места врача; нерациональная организация взаимодействия со смежными медицинскими структурами.

Есть и внутренние факторы, которые создают психологические преграды в общении врача и пациента.

Например, это: психическое и физическое состояние здоровья врача, включая настроение, с которым он садится за стол в кабинете врача; уровень индивидуальной теоретической подготовки врача; наличие опыта в профессиональной деятельности.

Что касается опыта, то здесь не следует путать опыт и стаж работы. Это абсолютно разные понятия.

Стаж – это количественная характеристика трудовой деятельности, исчисляемая календарными годами.

Опыт – это качественная характеристика трудовой деятельности, включающая в себя наличие профессиональных и постоянно совершенствуемых знаний, конкретных навыков и конкретных умений по профессиональной деятельности, которые приобретаются в условиях практической работы в клиниках, но ни как не в поликлинических филиалах «медицинской Вселенной».

Есть и другие факторы, создающие коммуникационные барьеры.

Однако наиболее важными факторами, влияющими на коммуникацию врача и пациента, являются субъективные факторы, которые создаются лично врачом и пациентом.

И здесь мы вторгаемся в сложную область психологического межличностного общения врача и пациента, которые обмениваются социальной информацией, пытаясь достичь взаимопонимания и выработки общего плана по оказанию помощи пациенту.

Процесс межличностного общения имеет свою теорию и практику воплощения. Рядовому пациенту, пришедшему со своими болями и тревогами это совершенно не интересно. Это должен знать врач.

Пациенту главное, чтобы доктор помог, а потом уже непременно идёт анализ результатов общения с врачом и формирование чувства удовлетворения или неудовлетворения.

Не интересуясь и не особенно разбираясь в психологических тонкостях теории межличностных коммуникаций, пациент, конечно, наблюдает за поведением врача, его речью, мимикой и общим настроем на посетителя.

При этом доброе слово, умеренная открытость, терпимость, быстрое понимание проблемы, с которой пришёл пациент, и желание помочь ему сразу замечается и в ответ идёт доброжелательная обратная связь, помогающая участникам процесса общения найти взаимопонятный предмет общения.

Однако предмет общения всё больше приобретает лукавый оттенок, которым прикрывается меркантильная мотивация и врача индивидуально и, нередко, медицинского учреждения в целом.

При этом набирает обороты профессиональная и этическая деформация врачебного корпуса в частности районных поликлиник.

Свидетельством чего является увеличивающееся количество жалоб больных столкнувшихся с невниманием, профессиональной халатностью и открытой грубостью врачей и обслуживающего медицинского персонала.

От вас пахнет смертью, а вы всё ещё ходите по врачам, - заявила врач, проводившая УЗИ – диагностику пациентке в районной поликлинике.

Или, когда пациента с диагнозом «ревматоидный артрит» в обострившейся фазе принимающий ревматолог посылает за незначительной «бумагой» с шестого на первый этаж, зная, при этом, что регистратура уже не работает.

Когда пациент, сославшись на невозможность выполнения требования врача, отказался от него, последовали открытые оскорбительные выпады, а при следующем посещении элементарная женская месть.

Или, когда, ведущий приём врач не может срочно оказать первую медицинскую помощь пациенту, которому неожиданно стало плохо. Более того, пациента стараются вывести в «преддверие» «врачебной двери», чтобы возможные «неприятности» состоялись в другом месте.

И сколько угодно можно анализировать психологические тонкости коммуникационного процесса, в котором участвует врач и пациент, обращая внимание на логические, фонетические и семантические аспекты речей участников общения, но всё это рушится под напором внезапной грубости медицинского работника, превращая в ничтожные все теоретические выкладки психологических барьеров «врачебной двери».

Но это ещё не всё.

Вербальная сторона общения врача и пациента густо разбавляется невербальными средствами в форме «усталой» позы врача, в надменном взгляде врача, невнимательным осмотре больного, нетерпеливом выслушивании его жалоб.

Само же время приёма ограничивается оскорбительными пятью минутами.

Что, конечно же, крайне отрицательно влияет на взаимопонимание, взаимодействие сторон общения и выработке совместного плана по вопросам диагностики и лечения пациента. А главное наносит психическую травму пациенту, ухудшая к этому его физическое самочувствие.

И если в целом смотреть на барьеры «врачебной двери», то создаётся чёткое убеждение, что указанные барьеры не решить только разрушением психологических барьеров.

Менять, вероятно, следует всю систему, а не «копаться» в тонкостях коммуникационных отношений врача и пациента.

Совершенных врачей в несовершенной среде воспитывать очень трудно.

Возможно, следует изменять среду, в том числе, организационную и «производственную» структуры системы «медицинской Вселенной».

Совершенствовать межличностные отношения врача и пациента хорошее и нужное дело для поступательного и качественного развития человеческого общества.

Но с другой стороны, если шлифовать важные и нужные межличностные отношения, но оставлять на потом стратегические проблемы здравоохранения, то можно упустить главные вопросы здоровья населения.

Говоря о реорганизации организационной структуры системы «медицинской Вселенной», мы невольно возвращаемся к внешним факторам, создающим барьеры «врачебной двери», преодоление которых мало зависит от практикующего врача.

Поэтому, якобы, необходимо усилить внимание к общению врача и пациента, сделав упор на главном коммуникаторе общения – на враче.

Однако логика выводит нас на иной вывод, т.е. на реорганизацию системы «медицинской Вселенной».

Но при этом, конечно же, не следует оставлять в покое межличностные отношения врача и пациента. А конкретно врачу следует совершенствовать свои знания и навыки психологического коммуникатора.

И всё для того, чтобы в итоге «врачебная дверь» не превращалась в дверную «вертушку», которая бесконечно впускает и выпускает часто возвращающихся пациентов с прежними и добавленными жалобами.

Чтобы движение по терниям «Большого Порога» имело вектор прямо направленный вперёд, а не движение по замкнутому кругу.

Ведь переход из одного состояния в другое – это одно из главных назначений «врачебной двери», которая должна вести к излечению, а не к созданию иллюзий выздоровления.

А психологические аспекты «врачебной двери» будут наиболее эффективны в структуре эффективной системы «медицинской Вселенной».

Которая, похоже, должна повторить «подвиг Мюнхгаузена» и «вытащить себя за волосы» из болота застоя прежних своих устаревших структур.

Новые структуры необходимо тщательно разрабатывать, поэтому, не подменяя специалистов-проектировщиков, укажем лишь некоторые замечания, которые, возможно, следует учесть при анализе и разработке нового проекта.

В действующей системе, например, поликлиник главная роль отводится врачу со специализацией терапевта.

Терапевт выступает в роли главного модератора процесса приёма и распределения-направления пациентов по узким специалистам после осмотра и взятия анализов общей направленности.

А не является ли это ошибкой системы, которая существует уже много десятилетий.

Ведь терапевт, на наш взгляд, является очень слабым звеном всей цепи первичного здравоохранения.

Как правило, участковый врач, он же терапевт, имеет очень низкий профессиональный уровень.

В отрыве от клинической практики этот уровень невозможно иметь высокий. Самосовершенствование же вряд ли может его повысить, да и стимула у участкового врача нет никакого.

А прав у него больше, чем у любого другого специалиста поликлиники. Ответственности же практически никакой.

И именно он почему-то является главным модератором в процессе диагностики и программы лечения в целом.

Организационная структура поликлиник (в основной своей массе), так устроена в настоящее время, что она совершенно не отражает цели и задачи системы охраны здоровья населения.

Эта система в целом направлена не на лечение человека, а на лечение болезни.

А дирижёром этой системы, ослабляющим её, выступает специалист широкого профиля – терапевт.

И слабость этого звена системы конкретизируется через полномочия и ответственность терапевта.

А в равной степени и других «винтиков» поликлинической системы – так называемых «узких специалистов», которые своей квалификацией не далеко ушли от терапевта.

Система функциональных горизонтальных связей в поликлинике практически отсутствует. Каждый специалист работает «сам по себе».

Каждый специалист осматривает «слона» (пациента) единолично и делает вывод автономно.

Если специалисту для осмотра досталась нога «слона», то врач делает вывод, что слон это «мягкий столб».

Другой специалист, осмотревший хобот «слона», тоже делает вывод, что слон это змеевидное животное.

В итоге лечат «болезнь», а не больного.

Вертикальные линейные поликлинические структурные связи выражены очень слабо, кроме случаев защиты корпоративных интересов и защиты «чести и достоинства» специалистов допустивших профессиональные «промашки».

Функции и обязанности специалистов не соответствуют оптимальным взаимодействиям, направленным на эффективность лечения пациентов.

Полномочия и ответственность в поликлинической системе размыты вязкой неопределённостью необходимых должностных установок.

Все эти неопределённости и не соответствия приводят к дисфункции всей системы «медицинской Вселенной» в целом, значительно снижая эффективность функционирования «врачебной двери», которая, порождает надежды, с одной стороны, но разрушает, с другой стороны, ожидания, нанося травмы психике пациента и, конечно, не способствуя его излечению, на которое он рассчитывал.

Медицина, как наука и медицина, как система здравоохранения вступают в противоречие. Нарушая всякий рациональный смысл и того, и другого.

Превращая в итоге общество в деградирующее сообщество больных людей, которые стимулируют общество, а оно их неоправданно и бессмысленно губит, пропуская через не эффективную «врачебную дверь», которой люди начинают бояться и тянуться к другим дверям, где живёт приветливость, сочувствие и профессионализм тех, кто обещает помощь.

А ведь система «врачебной двери» должна быть результативной и эффективной.

Иначе говоря, чтобы за порогом этой не простой двери происходили события нужные и правильные и, направленные на излечение пациента, а результаты свершения событий должны быть нацелены на их эффективность.

Чтобы эффективность «врачебной двери» была на должном уровне, необходимо так организовать работу врача, чтобы показатель его необходимой производительности сочетался с полнотой и глубиной лечения.

И, конечно, чтобы процесс лечения проходил в атмосфере сочувствия, взаимопонимания и доброго отношения врача к пациенту и пациента к врачу.

Чем умелее и эффективнее будут преодолеваться психологические и организационные барьеры «врачебной двери», тем приятней и успешней будет переход через «Большой Порог» «Большой Двери».

И тем лучше мы будем готовы к переходу границы, разделяющей Мир «Большой Двери» и Мир «Новый», который представляется нам загадочным, но прекрасным будущим.


Двери власти и власть дверей
Забавно: двери пауков

Читайте также: