Расставание с табачной дверью

Расставание с табачной дверью

Продолжая тему табачной двери в жизни человека, вреда и пользы табака, о чём шла речь в предыдущей статье «Вред и польза табачной двери», напомним читателю суть термина «Табачная дверь».

Табачная дверь - это одна из условных невидимых дверей, с которыми людям приходится встречаться на жизненном пути наряду с множеством других дверей дверного жизненного лабиринта.

Как мы уже поясняли в первой статье нашего табачного цикла статей «История табачной двери», табачная дверь – это метафоричная дверь между страной некурящих людей и страной людей курящих тлеющие табачные листья в виде папирос, сигарет, сигарил, сигар и иным образом использующих растение, называемое табаком.

Это два почти непримиримых мира с мигрирующим населением.

Табачная дверь никогда не остаётся закрытой. Её порог то и дело пересекают люди, сформировавшие своё отношение к табаку.

Одни из преддверия проникают в задверие табачной двери, начиная курить, нюхать или жевать табак.

Другие, приобретя опыт использования табачной продукции, желают расстаться с вредной привычкой.

В этой статье мы будем говорить о тех, кто расстаётся с табачной дверью, возвращаясь из задверия в прежний мир некурящих людей.

Как это происходит, мы подробно поговорим на конкретном и реальном примере.

При этом сразу отметим, что расставание с табачной дверью процесс не простой и не изолированный от других сторон человеческой жизни.

Отношение человека к табачной двери и желание или нежелание пересекать границу её порога определяется многими факторами.

Это сложный многослойный процесс и, как правило, с отложенным эффектом.

Дело в том, что не всегда процесс «бросания» курения, иначе говоря, расставания с табачной дверью, завершается фактом «бросания» вредной привычки. Есть у этого процесса и продолжение.

В чём заключается это продолжение, и что именно происходит в организме человека на физиологическом уровне после прекращения курения, а также, какие чувства и эмоции испытывает человек, находясь на стадии «бросания» табакокурения, поговорим в данной статье на конкретном реальном примере из жизни автора данного текста.

Процесс отвыкания от привычки курить тлеющие табачные листья, как мы уже отметили, процесс не простой, и совершенно индивидуальный.

Не даром каждый из нас имеет рисунок линий на руках, не похожий ни на какой другой рисунок людей, живущих и живших когда-то на Земле.

И сразу оговоримся, что термин «бросание курения» будет использоваться условно, подразумевая то обстоятельство, что нам нравятся больше другие термины, подчёркивающие не законченность процесса.

Дело в том, что заявлять о том, что ты «бросил курить», возможно, не следует. Это очень смелое заявление, поскольку вредные привычки не прощают тем, кто их бросает.

Сила Бога велика и многогранна, но ведь рядом с нами незримо присутствует и другой гигант – извечный соперник и искуситель рода человеческого.

Расставание с табачной дверью должно быть философски и психологически выверено, ответственно и обоснованно какими-то наблюдениями и разумными выводами.

Вероятно, лучше всё-таки процесс расставания с табачной дверью называть «экспериментом» или «табачными каникулами», которые могут продолжаться сколько угодно соразмерно желаниям и возможностям человека.

Так будет проще довести эксперимент до логического завершения.

Свободный человек, который знает, что в любое время может покурить, не будет при первой возможности форсировать события.

Зачем накуриваться до отвращения, когда можно ограничиться малой дозой и временными табачными каникулами.

Человеческие и очень частые женские запреты превращают потенциально умеренного человека в заядлого курильщика или в бытового любителя снимать стрессы «огненной водой», который торопится «ухватить удовольствие» при первом удобном случае, когда появляется «окно» в жёсткой запретительной политике.

А теперь небольшой рассказ о табачном эксперименте, или реально существовавший и существующий процесс расставания с табачной дверью.

Курит я начал очень рано.

Поскольку обойти это занятие не было никакой возможности. Вся страна курила в первые послевоенные годы.

Фронтовики были ещё молоды с остаточными проявлениями военной удали. Весь народ был полон энергии и энтузиазма. Все надеялись и по возможности строили себе и другим счастливое будущее.

В соседнем доме в подвале по выходным дням показывали кино на белёной стене. А после кино были танцы. Из соседних домов приносили, табуреты, гармонь или патефон, и люди без специальных массовиков-затейников сами себе организовывали вечер отдыха.

Разновозрастные ребята всего двора в подвальные окна с приямками наблюдали, как бывшие солдаты и моряки (фронтовая одежда ещё долго служила рабочему люду) задорно перетаптывались парами, активно дымя цигарками, как паровозы.

Кто развлекался, а кто пытался строить семейную жизнь.

А по утру, если спрыгнуть в приямок подвального окна, можно было открыть окно и попасть в этот танцевальный подвал, который почему-то называли «трюмом».

Табуретов, патефона и кинопроектора там уже не было.

В совершенно пустом помещении была лишь финская печь, у поддувала которой валялось много окурков.

Я и мой старший брат, а также другие местные ребята, пытаясь подражать героям-фронтовикам, впервые пробовали закурить.

Брат был старше меня, но он так и не стал курильщиком, хотя в трюме пробовал курить и мне давал. А мне в ту пору до школы оставалось ещё 2-3 года.

Поэтому или по чему-либо другому, но я, в отличие от брата, с пятого класса уже регулярно тратил 20 обеденных копеек на пачку сигарет «Прима» (14 коп.), коробку спичек (1коп.) и ещё оставалось на обеденный пончик в 5 копеек.

Школу я закончил физически развитым, но курящим юношей. Дальнейшая учёба и работа, конечно же, сочетались с курением.

Когда мне исполнилось сорок лет, мне стало очень интересно, что сделало курение с моими лёгкими. Ведь так сильно пугали в школе и дома вредом курения, часто упоминая бедную лошадь, которую убила капля никотина.

Лежал я как-то в стационаре с воспалением бронхов. Зима в том году была очень суровой.

И я при первой возможности напросился на бронхоскопию. Это такой анализ дыхательной системы человека, проводящийся под наркозом.

Не буду описывать процесс прохождения этой бронхоскопии, о нём можно написать отдельный забавный рассказ. Ограничусь лишь заключительными выводами этого анализа.

Анализ показал, что бронхи и лёгкие не претерпели каких-либо серьёзных отрицательных изменений. А курил я к тому времени уже больше 20 лет.

В результате моего «бронхоскопийного эксперимента» у меня зародилось недоверие к антитабачной пропаганде. И я курил ещё 20 лет.

Затем я решил ещё один раз провести масштабный эксперимент в своих отношениях с табачной дверью.

Без давления близких и рекомендаций медиков я решил устроить себе табачные каникулы, проверив лёгкие и сердце. И, одновременно, проверить, есть ли у меня сила воли.

И не только. Я курил в то время сигареты в красивой пачке, но явно не с табаком, а с какой-то гадостью.

Во рту от таких сигарет был сильный привкус ацетона и запах тлеющей ваты из описанного больным человеком матраца.

Воспалённая слизистая рта не давала покоя, и я решил оставить привычку курения этой гадости под эгидой «табачного эксперимента».

Но не сразу. Несколько дней перед часом «Х» я специально старался курить больше и чаще, чем обычно.

В час «Х», а это был день рождения жены и праздник «День защитников Отечества», я поутру не закурил перед завтраком как всегда.

С этого начался мой многолетний эксперимент.

Я не делал ни каких заявлений, поэтому мой «подвиг» был замечен не сразу, а где-то к обеду. Тогда-то я и сказал, что решил провести эксперимент ради простой забавы и «перекура» в «табачном марафоне».

Первые дни моим «подвигом» никто не восхищался: «мол, ну-ну, посмотрим, протянешь ли ты до вечера или утра следующего дня».

А я тяну уже шесть лет. И не говорю, что я «бросил» курить, а просто не курю и всё. Что да как всем объяснять не считаю необходимым.

При чём следует оговориться, что моя жена, которая много лет назад с моего же «подлого попустительства», пристрастившаяся к курению, продолжала курить.

Я не стал её принуждать следовать моему примеру, поскольку считаю, что «бросить» курить можно только самостоятельно и по доброй воле.

Я не Марк Твен и не могу похвастаться, что сто раз «бросал» курить, но два раз, до настоящего, описываемого здесь случая, это происходило.

Причём первый раз «бросил» по смехотворной причине. По крайней мере, так может кому-то показаться.

После просмотра фильма «Начальник Чукотки», мне стало вдруг стыдно, что я уподобляюсь некультурным аборигенам, которые меняют ценную пушнину на табак, цветные бусы и «горячительную воду». И я решил «бросить» курить.

Про бусы и чукчей я никому, конечно, не говорил, но «бросил» и не курил около года.

Может быть, я не курил бы и до сих пор, но умер мой брат, который фактически научил меня курить, не дожив, до своего сорока первого года.

Несколькими годами раньше умерла сестра, которой было ещё только тридцать восемь лет.

И вот тогда я подумал, что, как всё быстро заканчивается, а я про чукчей и бусы думаю. Не обкрадываю ли я себя маленькими радостями? Мой возраст в то время приближался к тому, в котором ушли и брат и сестра.

Возможно, думал я тогда, что всё уже записано на скрижалях Бога.

И, что могу я противопоставить силе Проведения?

В результате я вернулся к табакокурению.

Слава Богу, тогда сигареты не делали из резаной бумаги и химикатов.

Второй раз «бросал» курить по обиде. Меня упрекнули или мне показалось, что упрекнули в том, что много денег уходит на сигареты. И тогда уже цены на табак «кусались».

И я «бросил» второй раз. Не курил тоже около года. Потом вновь начал. Рыночные реформы усложняли отношение к жизни, а курение было отдушиной в социально-экономических перипетиях.

Свои физиологические ощущения и чувственно-эмоциональные переживания опишу позже, а пока замечу, что они совершенно разные.

Добровольное «бросание» и «бросание» по принуждению или почти по принуждению сильно отличаются друг от друга.

Однако вернёмся к сегодняшнему дню, когда я могу сказать, что мой нынешний каникулярный эксперимент продолжается уже шесть лет.

За время этих каникул я уже отвык от прежнего занятия. А, может быть, мне так кажется. Но тяги к курению нет.

Если честно, то я сам себе удивляюсь. Но не восхищаюсь собой, а больше размышляю не о том, как я «бросал» курить, а о том, что происходит с моим организмом после нескольких лет воздержания от курения.

Ведь не всё так просто, как рассказывают активные представители страны некурящих людей.

Я хотя и сам не курю, но себя к активистам антитабачного фронта не отношу. Решение не курить – это моё личное дело. И я не собираюсь кого-то порицать или уговаривать.

Каждый человек хозяин своей земной жизни, по крайней мере, в рамках генетической программной судьбы.

И этот текст, что вы читаете совсем не агитация за здоровый образ жизни, а размышления о судьбе нашей цивилизации.

Прошу прощения за пафос, но это, чтобы была понятна цель написания данного текста. Табачная дверь – это лишь яркий повод, обостряющий комплекс взаимосвязанных проблем человеческого бытия.

Вся жизнь наша, как дверной лабиринт, и табачная дверь одна из тех дверей, что нам приходится открывать в нашей жизни.

По крайней мере, многим из нас. Исключая, конечно, «ботаников», которые не курят и другим не советуют.

Не буду советовать вам и я, а просто напишу о посткурительном этапе «бросания» курения, который не столь однозначный, как утверждают исследования «ботаников».

Изложу кратко, но последовательно по дням, месяцам и годам, которые последовали за днём «Х» «бросания» курения, изменяя мою физиологию, психику и мировоззрение.

Опишу именно мою живую конкретную суть, а не абстрактных курильщиков, которые фигурирует в различных исследованиях.

Я со многими исследованиями знакомился, но не всегда был согласен с выводами.

Каждый человек уникален и его организм индивидуален.

Какие же выводы сделал я?

Я никогда не вёл каких-либо дневников, поэтому буду излагать свои впечатления через шесть лет после «бросания» по памяти, но с учётом ряда медицинских наблюдений, которые из дотошности характера проводил.

К тому же у меня была в своё время возможность, проводимый мною «табачный эксперимент» контролировать некоторыми диагностическими способами, поэтому медицинские и психологические наблюдения разделим на три части.

Это будут объективные исследования, субъективные ощущения и чувственно-эмоциональные наблюдения.

При этом все эти наблюдения условно разобьём на временные этапы, соответствующие логическому протеканию алгоритма событий «табачного эксперимента»

Итоги первых суток после отказа от курения.

Объективно: Произошло изменение состава крови. А именно: через сутки из крови ушёл угарный газ, и снизилось содержание никотина.

Субъективно: При дыхании в бронхах сохранялось хлюпанье смеси из воздуха и какой-то жидкости. Возможно, это была бронхиальная слизь с элементами бумажной гари и химических формул, имитирующих табачный лист.

Тянуло курить каждый час, как уже я привык за много лет. Но усилием воли это желание подавлял без особого на то напряжения. Вместо курения я каждый час пил чай или кофе. (Кстати это был предвестник плохой новой привычки «заедать» и «запивать» проблемы).

Чувственно-эмоциональные ощущения: Ситуацию, в которой я оказался, воспринимал спокойно. Испытывал при этом чувство удовлетворения за своё «мужественное» поведение. Какой-то высокомерной гордости и превосходства над другими курильщиками не возникало.

Я просто спокойно реализовывал свой тайный план по «табачному эксперименту». Хотя этот план уже, естественно, перестал быть тайной.

За мной наблюдали люди, знавшие меня, как многолетнего курильщика. Их реакция была разной.

В основном проявлялась ироничная похвала, выжидательность и плохо скрываемое недоверие в успехе моего «табачного эксперимента».

В этом же ключе прошла неделя.

Итоги первой недели после отказа от курения.

Объективно: Анализ крови показал небольшое содержание никотина, который продолжает выходить со слизью через откашливание. Бронхи начали, видимо, восстановление здоровой слизистой оболочки.

Однако остаточные явления никотина в крови и сторонних химических веществ, внесённых через вдыхание «табачного» дыма продолжали оказывать влияние на функции кишечника, тонус которого был снижен и начинал вести себя не совсем предсказуемо.

То он снижался, то уравновешивался в зависимости от характера, принимаемой пищи. Это было первой ласточкой перемен в функционировании организма.

Кроме этого артериальное давление стало выше обычного. Но за грани порога умеренно-нормального не выходило.

Субъективно: Каждый час по-прежнему тянуло курить. Но это желание также удавалось подавлять усилием воли без особого труда. Продолжал пить чай или кофе вместо курения.

Чувственно-эмоциональные ощущения: Появлялись мысли сомнения, в необходимости проведения «табачного эксперимента».

Но решил, что потяну свои «табачные каникулы» ещё некоторое время, чтобы дать отдых своей дыхательной системе. А если решу оставить «самоистязание», то и оставлю. Ведь я никому ничего не обещал и не «зарекался».

То есть, я подготовил себя психологически таким образом, что я, как свободный от клятв человек, имею право и могу в любой момент вернуться к курению.

При этом труднопреодолимой тяги к сигарете не было, и я решил продолжать эксперимент.

От мыслей о своей свободе мне становилось спокойней, и я чувствовал себя уверенней в необходимости подтверждения наличия своей независимой силы воли.

Насмешки и шутки над моим «мужеством» продолжались.

Были даже предложения закурить, если не курить мне мучительно трудно.

Прошёл месяц.

Итоги первого месяца отказа от курения.

Объективно: Анализ крови показал, никотина в крови уже нет, идёт обновление таких клеток крови, как лейкоциты и тромбоциты, медленнее – эритроциты.

Субъективно: Улучшилось обоняние и вкусовые ощущения. Табачный дым кажется чуждым и даже не приятным. Улучшился аппетит.

Дыхание уже без слизистого хлюпанья.

Процесс пищеварения явно изменился. После приёма пищи тяжесть в желудке. Появилась необходимость искусственным способом помогать скорости пищеварения.

В пищеварительном процессе чувствовалась нехватка каких-то пищеварительных ферментов. Организм, видимо, ощущал нехватку никотиновой кислоты и ещё чего-то, приносимого в организм через курение.

В этой связи появилась умеренная, то есть сдерживаемая усилием воли нервозность, и спонтанно проявляющаяся раздражительность.

Для восстановления явно нарушенного пищеварения иногда хотелось закурить, особенно когда рядом находился человек с дымящейся сигаретой.

Но прошёл месяц, и было жаль прекращать эксперимент.

Вместе с тем, было жаль, что не было сигареты перед отходом ко сну, поскольку уснуть после чая было труднее, чем после выкуривания сигареты.

Прошло ещё два экспериментальных месяца.

Объективно: Объективные данные не собирал, поскольку мне было достаточно догадок и субъективных ощущений.

Субъективно: Субъективные ощущения практически те же, что были и через месяц после начала эксперимента.

Следующие три месяца эксперимент продолжался.

Итоги трёх месяцев отказа от курения.

Субъективно: Это были самые хорошие месяцы «табачных каникул», которые пришлись на лето.

Я с удовольствием пешком ходил через городской коммунальный мост за речку.

Там свежий луговой воздух, запах трав и простеньких цветов, плюс солнце, река и загорание. Это мне нравилось всю жизнь.

И именно тогда у меня появилось стойкое желание остаться там навсегда в виде пепла после смерти. Благо обещают построить в городе два крематория.

Эта мысль мне всегда повышает настроение, когда я думаю, что доброжелатели когда-нибудь разбросают мой пепел по лугам и над речкой, в которой я любил купаться.

Однако видел я за речкой и курящих людей.

Но присоединиться к ним у меня желание не возникало, хотя природа располагает к реализации человеческих пороков в виде курения и закусывания. Знаю по своему разнообразному опыту.

Опыт этих трёх летних месяцев показал, что моя дыхательная система уже освободилась от всех (или почти всех) гадостей, которые проникли в неё с курением квазитабачных сигарет.

Что я имею в виду под этим видом сигарет, я подробно изложил в статье «Вред и польза табачной двери».

Я был уверен, что курил именно сигареты с квазитабаком, то есть, табачное подобие в виде резанной специальной бумаги, пропитанной химикатами, имитирующими в сигаретах наличие настоящего табака.

Я был рад, что нашёл в себе силы, причём без всякого давления извне, прекратить вдыхание дыма из этого химического конгломерата, смоченного коровьей мочой и ещё чем-то гадким и вредным.

И тогда, когда спустя шесть месяцев я лежал на диком пляже под солнцем, дышал свежим воздухом и «убаюкивался» лёгким шелестом речной волны, впервые похвалил себя за то, что срок «табачного эксперимента» довёл до полугода.

К этому времени я перестал откашливать серо-чёрные включения в слюне.

Засыпание и сон улучшились. Редкие и до эксперимента головные боли сократились до минимума.

Однако проблемы с пищеварением нарастали. Скорость его уменьшилась, затрудняясь, видимо, отсутствием каких то ферментов.

Кроме того, чаще стал измерять давление, поскольку появились признаки артериальной гипертензии (гипертонии).

Это были большие, с моей точки зрения, недостатки моего «табачного эксперимента». А, может быть, начала срабатывать генетическая программа личного функционирования организма по прекращению жизнедеятельности.

Во взглядах знакомых и близких людей меньше стало иронии. Хотя шутки о моём «мужестве» продолжались.

Прошёл год.

Объективно: Процесс пищеварения всё больше стал приобретать признаки метаболизма (нарушение обмена веществ).

Чаще стали проявляться симптомы метеоризма, свидетельствующие о каких-то неполадках в организме. Стал полнеть. Возможно, это является следствием изменившегося порядка приёма пищи, её количества и качества.

Чтобы узнать полно и точно, нужно полное глубокое исследование работы внутренних органов.

Через год эксперимента, к следующей зиме, я подошёл со сниженным иммунитетом. Участились простудные заболевания. Обострились проблемы с зубами и дёснами.

Появились отрицательные изменения в работе сердечно-сосудистой системы. А именно:

Появились отклонения в работе левого желудочка сердца. А также явные признаки мерцающей стенокардии. Терапевтом поставлен чёткий диагноз – гипертония.

Накануне годовщины «табачного эксперимента» случился гипертонический криз, и скорая помощь увезла с признаками инсульта.

Однако срочная томография этого не подтвердила.

Субъективно: Появившиеся проблемы со здоровьем, по-моему, это результат комплекса причин, впитавших и возрастные изменения, и отказ от курения. А также результат, накопившегося чувственно-эмоционального напряжения, вызванного социально-экономическими изменениями в личной жизни.

Однако при всём при этом, курить уже не тянуло. Мог в шутку даже прикурить жене сигарету, которая продолжала этот год курить в моём присутствии.

Но выкурить сигарету самому желания не возникало.

Более того, и самое, пожалуй, удивительное в том, что после возникших проблем со здоровьем, я подумал однажды: ведь это оттого, что я «бросил» курить.

И дальше больше: а, может быть, вернуться к курению, чтобы избавится от приобретённых «бросанием» проблем?

И вы не поверите, не могу заставить себя вернуться к курению. Оно мне стало очень противно. Кроме того, - «Дважды в одну реку войти невозможно», - говорил философ Зенон. Об этом подумал и я. И решил, что, избавившись от одних проблем, приобретёшь другие. А оно мне надо?

Пусть будет, как будет.

Дышать стало легче, а остальное спишем на естественное убывание функций организма, которое ни таблетками, ни отказом от курения изменить нельзя.

В отличие от мироощущения и переоценки мировоззренческих штампов, наработанных не только за годы курения, но и за все годы жизни.

Об этом и философских особенностях «табачной двери» подробно можно прочесть в статье «Философия табачной двери».

Между тем, прошло ещё пять лет моего «табачного эксперимента». То есть общий «стаж» без сигарет составил шесть лет.

«Промежуточные» итоги за шесть лет.

Объективно: Проблемы со здоровьем, возникшие через год после отказа от курения усугубились и появились новые.

Субъективно: Вывод в целом: Хорошо бы пройти обследование, но, чтобы ходить по «кругам Ада Здравоохранения» нужны силы и желание. Но этого нет. Поэтому шестилетние итоги я хочу завершить своими чувственно-эмоциональными ощущениями.

Чувственно-эмоциональные ощущения: Без потерь вернуться в «некурящее прошлое» не получится. Потери есть и будут.

И, как установили учёные медики, вернуться будет нельзя ещё в течение 8 или 15 лет (Об этом подробно можно прочесть в статье «Вред и польза табачной двери») Если вообще удастся это сделать.

И, даже, если человек справится со своими остаточными явлениями посттабачного периода то, что делать с другими отрицательными факторами нашей жизнедеятельности.

Что делать с другими опасностями, подстерегающими нас за другими дверьми, кроме двери табачной?

Ведь наша жизнь – дверной лабиринт. И каждая дверь в задверье хранит опасности, угрожающие здоровью и жизни людей.

Вот некоторые из них: не качественная вода, грязный воздух, стрессы, высокочастотные излучения и многие другие.

Подробный разговор о них пойдёт в следующей статье «Соперники табачной двери»


Философия табачной двери
Вред и польза табачной двери

Читайте также: