ВИРУС В ВИРУСЕ. BEPSY-COVID2019

ВИРУС В ВИРУСЕ. BEPSY-COVID2019

COVID2019 – обозначение коронавирусной инфекции (от английского COrona VIrus Disease), первые случаи которой были зафиксированы в 2019.
BEPSY-COVID2019 – поведенческая психология в период коронавирусной инфекции (от английского BEhavioral PSYchology), наблюдаемая у российских граждан.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДЕКВАТНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ

Таиланд, январь 2020.

Стройку госпиталей в Китае я наблюдала из солнечного Таиланда. Но традиционная зимовка стала необычной.

Вдруг исчезли паровозики двухэтажных автобусов с китайскими туристами, огромные отели for Chinese tourists опустели, а на вечерних улочках и рынках китайцы появлялись тихо и единично.
Это случилось так резко, что вызвало настороженность. Хотя официального запрета от тайских властей на въезд в страну китайских туристов не было.

Маски?

У китайце, тайцев и жителей других азиатских стран есть такая удивительная для российских граждан привычка - они всегда носят маски: если болеют, если боятся заразиться (например, при ослабленном иммунитете), от дорожной пыли. Заметьте вот это «если болеют» - мы к этому еще вернемся.
В общем, в масках ходили и до COVID2019. Но масочников на улице было немного.
Известие о первых случаях погибших вызвало... нет, не панику среди местного и отдыхающего населения, но дефицит масок. Стопки угольных, мангустиновых и обычных сначала переместились во все кассовые зоны маркетов шаговой доступности популярных торговых сетей Seven Eleven и Family Mart, но в течении последующих 2-3 дней их было невозможно купить даже в аптеках. Фармация переключилась на продажу более дорогих масок с фильтрами, которые тоже стали заметно исчезать.

При этом все (!) служащие ходили в масках: продавцы в магазинах, служащие визового центра, водители автобусов и туков, кассиры, полицейские, уборщики, консьержи... Все. Ну кроме отдельной категории работающих в районе Walking street (улицы с пикантными развлечениями 21+) и официантов в ресторанах.

В местных рекомендациях на то время было: мыть руки, в местах большого скопления народа (а это вечернее время на рынках) ходить в масках, а лучше и вовсе их избегать. На воздухе при морском променаде можно было отдохнуть от маски. Вообще, скажу вам, ходить в маске при +35 и повышенной влажности – то еще удовольствие. Но ходили не все... Нет, конечно же я не подходила ко всем встречным в масках и не спрашивала: «What country are you from?» Но русские русских замечают издалека. В большинстве своем наши «ловким движением руки» натягивали маски перед нырянием в рыночную толпу. На фуд-кортах маски были редким явлением. В помещениях и автобусах как раз наоборот – единичны были люди без масок.

Совсем другая картина была в аэропорту Бангкока. Первый раз после объявления о вирусе я была там еще в период массового отлета китайцев. Аэропорт напоминал огромную больницу: все ходили в масках. В новостях передавали, что в аэропортах Таиланда установлены инфракрасные датчики. Наверное это так. Там, знаете ли, и вход в аэропорт без очередей досмотра -свободно входишь в здание. Полагаю, что у них не только видеокамеры везде, но и ещё что для скрининга багажа входящих.

2/3 очередей на регистрации иркутского и владивостоксого рейсов были жители поднебесной. В масках. На иркутском рейсе во время полета в масках оставались единицы. По прилету – быстрая процедура с пробегом тепловизора.
Второй раз в аэропорту я была, когда сама вылетала. Спустя пару недель на наших рейсах ничего не изменилось: полный самолет, большинство китайцев, в масках до конца полета оставались единицы.

Иркутск встретил тепловизором, холодной погодой и безмятежным спокойствием местных. Хотя к этому времени было закрыто на карантин несколько учебных заведений, в студенческих общежитиях проверяли жителей Китая, а маски исчезли из аптек. В городе была эпидемия ОРВИ, типичное для этого времени года и региона состояние. Но в масках сидели только мастера маникюров.

Москва, февраль 2020.

Эпидемия в разгаре. Срочно построенные госпитали уже вовсю принимают пострадавших. Китайцы благодарят своих врачей и прилежно выполняют рекомендации партии. Плавучему городу «Diamond Princess» отказывают в швартовке все близлежащие страны, кроме Камбоджи. Тактика экономической стратегии поднебесной стала угрозой для капиталов. Корпорации начали терять миллиарды из-за непоставок основных базовых компонентов для их продукции, выпускаемой в Китае. А ИЛ-76 уже приземлился с 23 тоннами медицинской гумманитарной помощи от России (по сообщениям информслужбы «Россия-Китай: главное» на 567 тысяч долларов)

В самой России уже просмотрены видеоролики о первых эвакуируемых из Китая, прямые эфиры из тюменского санатория, заключение суда о возврате сбежавшей с карантина. Преобладающее большинство из недавно прилетевших из-за бугорья граждан старательно скрывают недомогания, дабы не загреметь на 2 недели в инфекционку.

Закрыта граница для граждан КДНР. Роспотребнадзор рекомендует не выезжать. Ростуризм вещает о снижении цен на путевки. Минздрав распространяет инфографику о мерах профилактики. Карантин на 14 дней становится информативно привычным. ФАС мониторит рынок медицинских масок.

Маски есть, но их не носят...

- Ты видела сколько они стоят? – гнусавым голосом, прерываясь на чихание, на весь вагон шел диалог.
- Да вообще! 50 рублей! Никакой зарплаты не хватит на эти маски. И вообще, это не предмет первой необходимости. Я лучше на эти деньги кило картошки куплю – вторило собеседнику сопливое создание лет 50.
- Придумали тоже – маски! Это все эти корпорации фармацевтические. Все ради наживы. Голову дурят своими «носите маски, носите маски» - гнусавый пассажир смачно чихнул.
- Знаете, вам как раз бы не помешало ходить в масках, чтобы не заражать других людей – возмутилась сидящая рядом пассажирка.
- Или хотя бы прикрывать рукой ваши чихания – не вытерпела другая.
- А у нас не ваш этот корона, как его, вирус – мы просто простыли, огрызнулась перед выходом парочка.

Москва, март 2020.

Маски есть. Но их не носят. Нигде. В общественных местах.

ВОЗ объявил о пандемии. Страны ограничивают въезд. Израиль (единственные пока) вводит всеобщий карантин на 14 дней для всех въезжающих в страну. Проскакивает информация, что инкубационный период не 14, а 24 дня.

Вакцину обещают к 2021 году. Наши – раньше. Статистика заболевших по странам растет геометрически. У нас - озвучены единичные случаи, можно гордиться: сан-эпид-мерами или статистикой – решайте сами, но гордиться точно можно.
Закрыт въезд из Италии. Шереметьево – как эталонная картинка для TV: красиво, стерильно, заботливо, охрана населения и т.п. синонимичное.
Приехал, выборочно прошел санпост (это ж из Италии – обязательная проверка, а из Германии, к примеру, или Франции – ну а че?). Есть температурка – подписал обязательства на домашний карантин, сел в аэроэкспресс, потом пересел в метро, потом на маршрутке до дома, по дороге заскочил в магазин и на карантин. Не гулять и не посещать магазины (по крайней мере в час пик). Заказ еды курьером. Еда за дверью. Врачи -на дом.

Биржа обвалилась, рубль упал, Конституция меняется, массовые мероприятия отменяются, билеты возвращаются, заграничные летние All inclusive накрываются медными тазиками.
Выделяются больницы под карантин, ординаторы - на первичную передовую, мэр Москвы лично проверил колл-центр по профилактике коронавируса.

Прилетевшие с мартовских загранканикул самовыдвиженцами уходят на домашний карантин, недомогание замалчивают, сдать анализ на COVID2019 самостоятельно нельзя...

Соцсети заполонили посты о COVID2019: с картинками, с умными статьями, с интервью специалистов разных областей, с ежедневными сводками из Китая, ВОЗ, Минздрава, Роспотребнадзора, отчетами карантинных граждан, рекламой магической дезинфекции, оберегов, режимов питья специальной воды и прочего .... Была бы техническая возможность и селфи бы с COVID2019 появились.

И вот тут самое время самое время заглянуть назад, в историю ...

ЧТО БЫЛО ДО...

Кора критического восприятия.

У каждого человека есть сформированная кора критического восприятия (ККВ).
Это следовая эмоциональная память о заболевании и об обращении за медицинскими услугами. В ККВ входит опыт пациента (он может быть свой или чужой, отрицательный или положительный) и предубеждения (чаще навеянные информацией СМИ и рассказами «бывалых»).

Нет, не надо говорить о наших гражданах, что они все повально привыкли полагаться на авось. Авоськи в авоське тоже есть. Поговорим о более думающих людях.

Обойдемся без пирамиды Маслоу. Но здоровое физиологическое и психологическое состояние организма – это базовая потребность для качества жизни. Логично даже нигилистически настроенным удостовериться в своей правоте.

Так почему же без масок, замалчивание симптомов и обращение к врачам по зову жареного петуха?

Привычка. У нашего населения есть особенности поведения по отношению к заболеваниям: привычка к самолечению и позднего обращения за медпомощью, + страх «загреметь» в инфекционку (от того могут быть случаи сокрытия симптоматики). Да и, честно уж, в нашей стране не только страшно болеть какими-то инфекциями, но и лечиться. Комфорт пациента в инфекционке? 100 раз Ха-ха.

Учтем теоретическую основу психологических паттернов поведения при контакте с медицинскими сотрудниками/ЛПУ (она подробно описана подробно в книгах «Особенности коммуникации врачебного приема» и «Эмоции в медицине и жизни»).
Сложим теорию по сформированной ККВ, ведущим ценностям на текущий момент времени и психоэмоциональное фоновое состояние наших граждан с субъективными впечатлениями на текущие события, исходящими из информационной составляющей по коронавирусу:

1. Индивидуальные критерии оценки, сформированные совокупностью ККВ и ценностями на текущий момент времени:

- лучше скрыть симптомы, чем попасть в инфекционную больницу, т.к. там ещё больше можно заразиться (может всплывать эмоциональная память собственного опыта, публикаций СМИ или рассказы «бывалых» об условиях пребывания в инфекционке, загруженности, вплоть до размещения пациентов в коридорах (а чего хотели? – оптимизация первой ударила именно по ним);

- буду сидеть на этом карантине 2 недели как в тюремной камере под электрическим замком (примеры о бытовых условиях карантина и прямые эфиры оттуда сделали свое дело);

- врачи недоговаривают о результатах анализов, анализы делают много и долго, все равно ни у кого ничего нет (единичные случаи – это не про меня);

- ажиотаж с масками выгоден только фармкомпаниям;

- искусственная паника (неубедительные данные о степени риска и осложнениях по сравнению с другими заболеваниями).

2. Ведущие потребности (ценности) на момент происходящей ситуации:

- семейное положение (дети, уход за родными, личные планы);

- финансовая составляющая (учитывайте закредитованность населения, схемы с белой зп, небольшие начисления по больничным листам, падение курса рубля, убытки в малом бизнесе).

3. Психоэмоциональное фоновое состояние:

- тот самый случай, когда количество переходит в качество: засилье информации в интернете/TV/радио разного характера и воздействия переходит в эмоциональное впечатление сомнения с паническим оттенком. Выраженность эмоциональной составляющей различная (от настороженности до перехода паники в депрессивное отчаяние) и зависит от начального уровня психоэмоционального состояния и здоровья, количества потребляемой информации по теме, источниках информации и уровня доверия к ним, собственным ККВ и ведущим потребностям (ценностям) на текущий момент времени;

- лучше дома и тихо – дома и стены лечат, и в интернете можно зависать (привычка к комфорту стала неотъемлемой и проявляющейся не только в повседневной жизни, но и при обращении в медицинское учреждение);

- опять же личные планы, свобода передвижений и т.п.

Приплюсуйте к этому всему низкую культуру здоровья (Какой % населения проходит ежегодные чек-апы здоровья, во время обращается к врачам, не заменяет лекарства в аптеках без рекомендаций доктора, не занимается самолечением, соблюдает предписанные режимы лечения, повторных диагностики и визитов к врачам?), отсутствие социальной ответственности у ряда граждан и катастрофически сниженное доверие к институту медицины (спасибо СМИ, СК и законодательству).

И вот вам ответы на вопросы: почему без масок, почему привычка и потребность в быстром снятии симптомов и самолечении, почему позднее обращение, почему панический перепостинг в соцсетях и саможалеющие разговоры.

Одним словом, BEPSY-COVID2019 – поведенческая психология в период коронавирусной инфекции. Наверное, специфичная не только для нашей страны, а и для населения постсоветского пространства, ибо истоки паттернов поведения при обращении за медицинскими услугами были одинаковы.

А ЧТО ДАЛЬШЕ И КАК С ЭТИМ ЖИТЬ?

Классический вопрос «Кто виноват?» пропустим.
Про COVID2019 – время когда-нибудь и покажет.
По собственному сохранению здоровья – тут на выбор: партия, Ленин, Путин, государство, китайцы, американцы, Трамп, доллар, корпорации, врачи (ну куда ж без них?), сам – это ж дело психологической зрелости, информированности и сложившейся привычки в обвинениях.

Что делать?

Мыть руки и дальше по инфографике Минздрава и прочих официальных институтов и рекомендациям ВОЗ.


10 советов, как работать на удалёнке
Нет времени на раскачку: запасаем продукты

Читайте также: