Эр0тические рассказы #1068

Эр0тические рассказы #1068

Эр0тические рассказы.

Почему обновление [Синапса] пробудило сознание носителя, мы обе догадались одновременно - тело, «оборудованное» двойным комплектом одной и той же личности, сможет выполнять гораздо больше задач и станет менее уязвимым. Например, полностью поглощенная битвой и при поддержке Эры одна из «сестёр» будет бороться за выживание, а вторая в тот же самый момент просчитает целесообразность тех или иных действий. И это только то, что пришло мне (ни я, ни Женя не имели возражений против этого местоимения) в голову, опираясь на пока ещё скудные возможности тела и разума.

Повосхищавшись и поужасавшись собой и теми перспективами и сложностями, что замаячили на горизонте, я беззаботно привалилась к тёплому боку Кильки. Зверюга, словно сама, без участия Репликанта, почуяла изменения, произошедшие с Королевой Роя, и робко прижала уши к голове, явно меня опасаясь. Я же запустила пальцы в шерсть на пузе «кошки» и принялась скрести живот довольного хищника.

Играя с громадным «котёнком» в чужом мире и едва избежав гибели – или чего похуже – я ощущала, что едва ли терзаюсь хмурыми мыслями. То ли Эра что-то «подкручивала» в гормональных настройках моего организма, то ли по воле Вселенной так совпало, что «Марика» и «Женя» быстро забывали плохое, наслаждаясь хорошим, но горечь от предательства и неиллюзорной угрозы смерти давно уже отступили. Всё, что о них напоминало – это глухие отзвуки раздражения, недовольства собой за допущенные ошибки. Лишь мелкая рябь на вновь не колеблющейся глади спокойствия и уверенности.

Куда больше меня возбуждал неожиданный союзник, пришедший откуда не приходилось ждать.

Она словно родилась из моего сознания, при этом породив меня саму и нарушив причинно-следственную связь. Конечно же, никакой проблемы выяснить, кто был первым, не существовало, но всё плотнее переплетающиеся сознания как будто намеренно отказывались от причинности связей в этом вопросе. Наши разумы словно завивались в какую-то виртуальную спираль: ветви её были туго скручены и соединены мириадами связей, но всё же оставались отдельными, избегая окончательного слияния.

В какой-то момент «мы» поняли, что в чём-то подобны мифическому божеству, создавшему самого себя...

Но самое странное и в то же время – восхитительное, так это «наши» стремления и желания! Нам обеим было совершенно ясно, что даже если Женя в этот самый момент предаст меня или я добровольно отдам ей «бразды» правления, став сторонним наблюдателем, то абсолютно ничего не изменится – «Тихоня» будет делать то же самое, к чему стремилась и «Марика». Она поступит в точности так, как поступила бы я, скажет точно те же слова и в ней родятся мои мысли...

Два сознания, идентичные копии друг друга, но всё же разные личности – мы просто отметали этот парадокс.

Пара душ, туго завитых в жгут единения, взирала на мир восхищёнными глазами новорождённого, за мгновения проходя огромные этапы развития и принятия.

Сомнения? Нам они ни к чему - мы видим друг друга насквозь...

Незыблемость единения? Куда нежнее любви и прочнее протона...

Стремления? Оно для нас одинаково, ведь я – и есть Рой...

Ошалело округлив глаза и нелепо открыв рот от удивления, я ощутила тяжёлую дрожь, пробежавшую по спине.

«Ну, конечно же!..» - промчалось наше синхронное восклицание.

Репликанты – это лишь «побочное» благо и инструмент. Настоящий Рой – это «мы»!..

Я так увлеклась упоением внезапно нахлынувшего откровения, что вскоре окрестности ночного леса оглашало довольное урчание Кильки, тарахтевшей в темноту зарослей, как дизельный генератор.

. . .

Ближе к середине ночи, когда я немного отдохнула, позволив себе даже отключить [Манар] и положиться на чуткость хищного зверя, Килька была отправлена на охоту. Добывать еду для этой «одомашненной» громадины я не собиралась, пусть сама себе добычу ищет. Заодно и нам чего-нибудь принесёт. Если потребуется, то я и сама могу охотиться, но раз появился такой удобный помощник, то почему не воспользоваться им?

Подбросив дров в костёр, я вернулась к эльфийке и, обхватив обнажённое тельце руками, плотнее прижала к себе.

. . .

Незадолго до рассвета Килька притащила измочаленный окорок, бросив его у костра и с самым довольным видом принявшись длинным языком слизывать кровь жертвы со своей морды. Признаться, я немного опасалась – глядя на гиеноподобное тело – что Килька скорее падальщик, чем активный хищник. Но отсутствие трупной вони, а теперь – и свежее мясо, развеяли все опасения.

Однако, наличие мяса было лишь половиной дела. У меня всё ещё не было ножа для разделки! Я без труда разорвала кровоточащую плоть на несколько больших кусков, но как их было запекать? Желания оставаться на месте ночёвки, ради медленного запекания в глине и листьях, не наблюдалось.

Оторвать небольшие клочки мяса я уже не могла – пальцы были всё ещё недостаточно крепки и быстры для подобного. Я либо давила плоть в мерзкую кашицу, либо она просто выскальзывала из рук. Попытки привлечь к разделке Кильку тоже провалились. «Кошка» хотя и измочалила в лохмотья один из кусков, но при этом его буквально весь изжевала. А я ещё не настолько любила своего питомца, чтобы доверять пережёвывать для меня грубую пищу.

Отсутствие примитивного орудия труда всё дальше отдаляло от сытного завтрака.

Вздохнув от понимания, что иначе никак, я отошла чуть поодаль от места ночёвки, поближе к зарослям, а затем подбросила один из кусков в воздух и в туже секунду вогнала в него кулак со всего маху.

Бесформенный, на килограмма три, обрывок плоти просто брызнул фаршем во все стороны, окатив громадные глянцевые листья бордово-сизыми каплями.

«Вот же гадство...» - поникнув головой, я утёрла с лица, прилипшие кусочки мяса.

Раздражало то, что я могла ударами «взрывать» стволы деревьев, но была всё ещё слаба, чтобы аккуратно выполнить мелкую работу.

В итоге из четырёх больших кусков у меня получилось с дюжину кусочков поменьше, пригодных для быстрого запекания на открытом огне. Кое-как нанизав рваное мясо на палочки, и воткнув их над углями, я принялась сбрасывать с себя одежду. Она всё равно была испачкана «фаршем» да и в жарком климате казалась совершенно излишней. Пока не найду источник воды, то поношу свои рваные тряпки в свёртке.

Мясо приготовилось довольно быстро, и я принялась с рук кормить Катю. Девушка удивилась тому, что я так торопилась с готовкой: если нам прямо сейчас ничего не угрожает, то почему бы не потратить времени немного побольше?

Я ответила, что это было сродни приказу самой себе. Если начать налаживать быт посреди диких джунглей, то это может сыграть с нами недобрую шутку в самый подходящий момент.

— С тобой-то?.. – хихикнула Катя, проглотив кусочек пресного мяса. – Да ты же кулаками...

— Не обманывайся, любовь моя... - я ворковала, как заботливая мамочка, вкладывая девушке в рот очередной кусочек. – Я не настолько сильна, как ты думаешь.

Похоже, мне тоже было под силу удивить эльфийку. Мои переходы от безумной дикарки, рвущей сырое мясо руками, до заботливой старшей сестры были удивительными для Кати не меньше, чем для меня – её извращённая натура, так не вязавшаяся со словом «эльф».

Когда с едой было покончено, я обернулась к Кильке и, глянув в любопытные глаза, коротко скомандовала:

— Вода!..

. . .

Зверюга безошибочно вывела нас к небольшому ручью, запертому в русле, мощёном громадными валунами. Жажда меня ещё не мучила, но и тело моё не было неуязвимым. К тому же, разумные существа, по крайней мере люди, по возможности предпочитали селиться на берегах рек. Если пойдём вниз по течению, то встретить аборигенов если такие здесь есть – станет куда выше.

Словно демонстрируя безопасность источника, Килька первой напилась воды и улеглась недалеко от берега, ожидая дальнейших приказов. Мы с Катей тоже утолили жажду, немного освежились, а затем отправились, как и планировалось, вниз по течению.

. . .

Ручей было неглубокий и там, где поток выныривал из теснины русла, разливаясь мелководной галечной гладью, он превращался в отличную тропу. Шагать по воде, чем продираться сквозь джунгли было гораздо практичней.

Впрочем, Килька такой прекрасный способ движения игнорировала, предпочитая идти параллельно нам в лесных зарослях. Похоже, в любом мире есть «кошкоподобные» существа, недолюбливающие воду. А то, что Килька жила в тропиках, где во второй половине дня почти наверняка шёл дождь, подобная её нелюбовь к влаге лишь забавляла.

Часа через три мы вышли к небольшому озерцу или, скорее, к большой луже, диаметром шагов двадцать. В самом глубоком месте вода доходила мне до бедра, а сильно замедлявшееся течение позволяло ей прогреваться у берегов. Идеальное место для купания.

Как оказалось, «разговорчивость» Репликантов напрямую зависела от их носителей. Поэтому на мой вопрос, нету ли в этой мелководной заводи притаившихся хищников – [Манар] ничего не нашёл, но перестраховаться не помешает – слизнячок Кильки не смог внятно ответить. В его распоряжении были и вовсе примитивные реплики, вроде «да», «нет» и «понял», поэтому Репликант немного надавил на врождённые инстинкты животного и Килька смело вошла в воду, плюхнувшись своей тяжеловесной тушей в парное молоко прибрежного мелководья.

— Сказать не можешь, зато можешь показать? – усмехнулась я, а затем спросила. – Хочешь есть?

«Нет, но да» - нелогично рапортовал слизнячок.

Я привыкла получать чёткие ответы, потому эта белиберда меня несколько озадачила. Зато хотя бы стало понятно, что использовать Кильку для разведки бессмысленно – даже если она сумеет скрытно пробраться туда, куда не пролезу я, то всё равно не сможет рассказать об узнанном. Забавная – пока морда не перепачкана в крови – зверюга подходила лишь на роль ударной силы.

Я невольно нахмурила брови, силясь понять, что хотел сказать Репликант.

— Ты не голодна, но желаешь продолжить охоту? – произнесла я первое, что пришло на ум.

Килька кивнула своей лобастой головой, лениво моргнув глазищами и вынудив меня вздрогнуть. Уж слишком разумным, человеческим, был этот жест.

Большую кошку я отправила на охоту, а сама распутала перевязь с сидевшей в ней Катей и принялась купать свою «карманную» эльфийку. Женское тело не хуже мужского переносит пот и грязь, но всё же куда больше любит чистоту и уход...

. . .

Когда с мытьём было покончено, я решила немного передохнуть. Однако, дело было не в усталости или разыгравшейся похоти. Причина была в самом озерце – каменная запруда, огораживавшая его с одной стороны, уж очень походила на рукотворное сооружение. Словно кто-то натаскала камней побольше, собирая их по устью, и устроил на этом месте небольшую плотину. А это было именно то, что мне нужно! Где-то неподалёку обитали разумные существа, достаточно сообразительные, чтобы не просто палками бить друг друга по головам, а строить...

Кильке я дала приказ не приближаться к этому месту – хищник, пускай и ручной, явно не придётся по душе аборигенам – а затем укрылась с Катей в тенистых прибрежных зарослях.

Особенно прятаться я не стремилась. Если мне не привиделось и эта «дамба» не причуда случая, а рукотворное сооружение, то «местные» знают округу, как свои пять пальцев. Поэтому будут идти либо совсем уж беспечно, что довольно сомнительно в джунглях, либо такими хитрыми тропами, что только [Манар] сможет заметить движение. Но я в любом случае замечу их раньше, чем заметят меня – внезапного нападения можно не опасаться. А если опасности нет, то дружелюбное и немного беспечное поведение сыграет мне на руку в деле установления первых контактов.

Конечно же, я могла всё свести к банальной кровавой бойне, но это была бы глупая трата «ресурсов» для Репликантов...

Проходили часы ожидания, но ничего не менялось. С небольшого, мне до коленки, водопада падала с тихим плеском вода, ветер перемешивал знойный воздух в кронах деревьев, [Манар] молчал, не показывая ни каких признаков вторжения.

Наши с эльфийкой тела понемногу начинали акклиматизироваться к влажной жаре этих мест, но близкий водоём просто манил ещё разок окунуться. Или вовсе встречать «аборигенов» сидя в этой громадной купели.

Чтобы отвлечься от подобных мыслей, я решила немножечко пошалить, принявшись приставать к Кате. Не то, чтобы у девушки была возможность отказаться, но она, похоже, тоже маялась скукой и охотно включилась в игру, изображая из себя недотрогу. Впрочем, сдалась она тоже достаточно быстро, безвольно расслабившись на моих руках и запалено дыша, девушка отдала всю себя на «поругание».

В тот момент, когда я играла губами с левым сосочком нежного эльфийского тела, мысли посетила отличная идея. Нас с Женей ведь двое, так почему бы не разделить обязанности?

Отстранившись мысленно от происходящего, я оставила Катю ласкам Тихони, а сама сосредоточилась на ручном управлении [Манаром]. Сознание тотчас захлестнула волна диких и будоражащих ощущений.

Моё тело словно само поступало так, как я бы желала! Как будто на доли секунды предугадывало то, как я хочу поступить, выполняя всё достоверно и точно!

Я была очень сосредоточенна и не сводила «глаз» с окрестностей, сокрушая джунгли волной магического сонара. Даже принялась пересчитывать камни на дальнем берегу, стараясь совсем абстрагироваться от того, что вытворяет Женя. Но эффекта подобное не возымело. Я прекрасно чувствовала под своими губами пряный вкус разгорячённой и покрытой бисером пота эльфийки. Ощущала испуганную дрожь её нижних губ в тот момент, как мой полуметровый язык утопал меж них, окунаясь в узкую щёлочку. Слышала её восхищённый визг, пока просто пила девичью сладость прямиком из источника.

На мгновение мне даже показалось, что ничего особого и не произошло: просто две девушки соприкоснулись в поцелуе губами, а то, что я уткнулась лицом Кате в промежность – это несущественная мелочь...

Прикрыв ладошкой девушке рот, чтобы она не слишком тревожила джунгли своими стонами, Женя набросилась на бедного эльфа, сгорающего от вожделения.

. . .

Неземной красоты чудо тридцатого уровня, сидевшее на камне и беззаботно болтавшее ногами в воде, так и манило его проглотить. Не рвать на куски, заливая округой кровью, а вобрать в себя целиком, спрятать в животике, укрыть своим телом от любых невзгод и опасностей.

Гостья, посетившая озерцо часа за три до заката, была несомненно местным жителем. Шла она почти без опаски, будучи вооружённой одним только примитивным копьём с каменным наконечником, а выйдя к урезу воды и вовсе утратила остатки бдительности. Невысокое изящное тело с сочными формами зрелой женщины уселось на камень, и девушка просто уставилась в небо с безразличным видом.

То, что при ней было оружие, намекало на опасности этих лесов – Килька тому подтверждение – но такая беспечность девушки несколько озадачивала. Она словно несла своё оружие просто по привычке.

Впрочем, это меня волновало куда меньше одной маленькой – хотя не такой уж и маленькой – «детали» её телосложения. У этого небесной красоты создания был пенис! Сладкий «малыш» задорно и гордо смотрел вверх, будучи в полной эрекции и то и дело подрагивая от каких то мыслей девушки.

Я не сомневалась ни секунды, благодаря от всего сердца Провидение и Счастливый Случай, перебросившие меня именно в этот мир. Ведь за божественным мускусом её члена, я чуяла сладостный аромат девственной женственности. Передо мной без сомнения была футанари!

«Она должна стать моей...» - пробормотала в мыслях Женя.

«Может быть даже без подчинения...» - чувствуя жар в чреслах, так же мысленно ответила я.

Приложив к губам Кати палец и призывая к тишине, я бесшумной толстозадой змеёй скользнула в подлесок. В своё время Марика умела двигаться скрытно, но тело Тихони пока не обзавелось отточенной мышечной памятью, поэтому оставалось надеяться, что случайные шорохи скроет шелестящий кронами ветер.

Впрочем, девушка даже не пыталась следить за происходящим и была полностью погружена в созерцание чего-то неведомого, занимавшего её воображение.

— Попалась... - нежно я прошептала, коснувшись губами длинного эльфийского ушка и обхватив незнакомку руками.

Девушка вздрогнула от неожиданности, но к моему удивлению даже не попыталась закричать или вырваться. Бросив на меня испуганный взгляд, незнакомка совершенно поникал, печально свесив голову и всхлипнув от подступающего плача.

Какая-то слишком уж странная реакция на нападение. Странная и просто жуть какая милая! Эта миниатюрная эльфийская – или как они здесь называются - женщина, казавшаяся просто подростком на фоне моего пышного тела, лишь раззадорила своею покорностью. И я сорвалась.

Отпустив без опаски девушку, я подняла и усадила её к себе на колени, а затем повернула плачущее личико к себе и принялась покрывать поцелуями мокрые от слёз щёки. Мои нежные пальцы обхватили упругие груди эльфийки, и девушка вздрогнула вновь сквозь рыдания. Я едва не растаяла от бархатистой нежности плоти под моими ладонями.

Без сомнения, боги создали это милое чудо лишь для услад и любви. Её высшая цель – дарить наслаждение. Но что её гложет?..

— Proshu, perestan'... - бормотала девушка в те моменты, как наши губы разъединялись. – Ostav' menia, ili pogibnesh...

— Я тебя совсем не понимаю, - улыбалась я в ответ.

Податливо прогнувшись в спине, прижимаясь ко мне всем своим прекрасным телом, эльфийка взглянула в мои глаза снизу вверх:

— Dai mne ymeret'... - а в следующий миг её рука потянулась к моему лицу.

Я крепко обняла плачущую эльфийку, вновь прошептав ей на ухо:

— Потерпи немного, малышка. Будет чуть-чуть больно...

Обхватив левой ногой её левую коленку, а правой ладонью – правое бедро девушки, я обнажила член-щупальце и уперлась его гибким кончиком в «киску» эльфийки. Девушка томно вздохнула, ощутив явно знакомое и приятное. Со всё той же покорностью она принимала в себя случайный член незнакомки, даже не делая попыток сопротивляться.

Визг ужаса раздался только тогда, когда эльфийка заметила, «что» в неё входит...

. . .

Я никогда такого раньше не делала, но теперь момент был идеальный.

Уровень моей с Тихоней симбиотической связи был настолько глубок на физиологическом уровне, что оставлял нам только шесть часов автономной работы. А дальше, по заверению Эры, следовала гибель альфа-организма и его носителя.

На шесть часов разъединяться нужды не было, но хотя бы просто проверить, каково это – остаться без своего симбионта, следовало.

Когда я разъединилась с Женей, сперва покинув её матку, а затем и вовсе выскользнув из влагалища, то сразу же навалилось ощущение одиночества. Впрочем, этого я ждала – если наши разумы нуждаются друг в друге, то что уж говорить о телах, просто влюблённых в друг дружку и отказывающихся функционировать без своего симбионта.

Куда больше удивило моё моральное состояние – холодный расчет Эрамеуса едва-едва преобладал над иррациональностью человека!

Женя, принявшая в себя немалую часть похоти Марики, откровенно наслаждалась происходящим, исследуя языком ротик брыкающейся и мычащей эльфийки.

«Жень, ну ты и засранка...» - беззлобно хмыкнула я, неторопливо, чтобы не ранить, погружаясь в лоно незнакомой футанари. - «Твоя сестричка трудится не покладая хвоста, а ты развлекаешься».

«Разве я тебе не помогаю?» - наигранно удивилась Тихоня в ответ.

Это было отчасти правдой. Нежные но крепкие пальцы Жени призывно раздвигали нижние губки эльфийки, открывая мне свободный доступ к желаемому. Конечно, это было совершенно не нужно – я и сама проберусь туда – но такая сестринская забота, даже в подобных незатейливых мелочах, приятно согревала примитивным теплом человеческого родства.

«Жень...»

«Чего?..» - Тихоня на секунду отвлеклась, переводя дыхание и давая вздохнуть эльфийке.

« Какое же наше тело шикарное, если смотреть со стороны.»

«Ага, я – классная...» - хихикнула Женя, а затем добавила. - «Любимая, возвращайся скорей... я уже по тебе скучаю...»

Внутри разлилось сладкое чувство.

Я знала, что нужна ей не просто, как симбионт. Знала об этом, потому, что тоже любила эту порочную душу, ставшую мной, но как же приятно было услышать подобное «в слух»...

. . .

Подчинение прошло без проблем – эльфийка лишь вздрогнула, изогнулась, а через полминуты я смотрела на мир её глазами. Не теряя ни мгновения

времени, я словно безумная набросилась на Женьку, покрывая вожделенное тело поцелуем за поцелуем.

— Боже, Женечка, какие же у нас огромные сиськи!.. – я, наконец, отстранилась, переводя дух и довольно хихикая.

Тяжёлое вымя Тихони-Марики просто поражало своим великолепием: громадные упругие полусферы, непрестанно сочившиеся молоком, просто сводили с ума.

— Хочешь попробовать? – улыбнулась Женя, сдавливая пальцами один из сосков.

Струйки сливок упали на мой язычок...

«Хм!.. А я и в правду довольно вкусна...» - проскользнула мысль в голове.

— Не делай вид, что забыла, - весело рассмеялась Женя. – Я ведь тебя всё равно слышу...

— Тогда ты конечно же знаешь... - проворковала я, бесцеремонно запуская все четыре пальца во влагалище Женьки.

Девушка вскрикнула от удовольствия, давая понять, что моя «грубость» нежнее, чем шёлк. Впрочем, это не странно: для изящной эльфийской руки, размером едва ли больше, чем у подростка, громадная и растянутая пизда Тихони казалась сочным и влажным рукавом с толстыми мясистыми стенками. Я просто сжала в горсть пальцы, стискивая упругую плоть, и ошалело распахнула глаза – вход во влагалище заметно тянулся! Мне было ясно, что тело моё сверхэластично, но возможность увидеть это со стороны – ошеломляла.

— Марика, идём к Кате... - томно всхлипнула Женька, в ответ опустив свою полыхающую ладонь намой возбуждённый член. – Иначе я заставлю выебать меня прямо здесь и сейчас, на этих камнях...

Подхватив на руки моё временное тело, девушка невесомыми прыжками взобралась по камням к укрытию безногой и безрукой эльфийки.

. . .

— Кто это?! – резонно воскликнула Катя в тот момент, когда меня бесцеремонно уронили на лесную подстилку.

— Не узнаёшь? – хихикнула Женя. – Это же я...

— Перегрелась что ли?... – буркнула ар'Катисал, непонимающе глядя на нас.

Я же похотливым движением развела бёдра в стороны, обнажая свой фаллос, увидев который Женька неосознанно облизнула губы. Страстное желание просто полыхало в её глазах.

Не в силах сдержаться, я рассмеялась, видя эту неприкрытую похоть – Тихоня даже не пыталась хоть как-либо отрицать, что хочет мой пенис. Чтобы ещё больше подначить красавицу, я принялась ласкать себя, обвивая тонкими пальцами возбуждённую плоть, мягко покачивая вверх и вниз.

— Девочка хочет член? – мой голос оказался неожиданно тонким, но этого было достаточно, чтобы выдернуть девушку из тумана мечтаний.

Ее глаза откровенно меня пожирали, тонущие в безумии страсти. Женя колебалась только секунду, прежде чем попросту рухнуть передо мной на колени и с жадностью обвить свои сочные губки вокруг моего члена. Я же невольно всхлипнула, закусив губку.

Похоже, вкус «новой» плоти впечатлил мой Альтер-эго, захлестнув мотивацией и принуждая заглатывать ещё больше упругой плоти, толкаясь головой вперёд и наполняя горло моим членом.

Стоны мои постепенно становятся куда громче, взлетая до сладких высот в моменты касаний её пухлых губ об основание члена. Пальцы сами опускаются на голову Жени, принимаясь поглаживать и толкать глубже вниз, отчего девушка лишь довольно ворчит, повинуясь моим указаниям.

Громкие хлюпанья и жадно текущие слюни по моему стволу просто сводят с ума, призывая откинуться назад, наслаждаясь прекрасным минетом.

Проходили минуты нежных оральных ласк, влажных звуков и сладостных стонов. Вся моя жизнь на эти мгновения обратилась в примитивное действо, наполнившись единственным смыслом: плавиться в едва слышном экстазе, наслаждаясь похотливыми сглатываниями и елозящей вверх и вниз головой Женьки.

Внезапно, как будто со стороны, я расслышал свой разочарованный вздох – великолепный ротик выпустил из своих жарких объятий мою полыхающую плоть.

— М-м-м... Я хороша на вкус в любой ипостаси... - проворковала Женька, прежде чем слиться со мной в поцелуе.

Толстый и гибкий язык бесцеремонно ворвался в мой рот, наполняя его восхитительной упругой плотью. Феромоны в слюне, похоже, не только вызывали зависимость, но и расслабляли – горячая лента алой мышцы безо всяких усилий протолкнулась мне в горло, а руки Жени, обхватили меня за талию и затылок. Я дёрнулась и обмякла, не желая сопротивляться подобному великолепию. Всё, что я могла в ту секунду – трепетать в благоговейном восторге: «Боже, какой же он огромный!..»

Наконец Женя отстранилась, милостиво позволив сделать мне вздох и зашептав на ухо:

— Я бы сосала этот кусок мяса дни напролёт... - её ладонь обвилась вокруг моего залитого слюной ствола, подрагивавшего от удовольствия. – Но «киска» просто пылает, желая его же...

Едва отдышавшись, я невольно улыбнулась осоловелой улыбкой. Наши мысли были едины, поэтому мы обе хотели всё того же: Этот член, сжатый с двух сторон разгорячёнными телами, просто обязан был выебать «наше» влагалище. И мы ни за что не откажемся от такого...

— Ложись на спину, шлюха, - я пыталась быть властной и грубой, но сияющее ухмылкой лицо портило всю игру.

Хихикнув, Женя покорно выполнила повеление, прижавшись спиной к стволу поваленного дерева. Её ловкие пальцы в то же мгновение развели чуть в стороны пухлые нижние губы. Вход во влагалище, залитый обильными девичьими соками просто заворожил, искрясь тягучими каплями смазки, сочившейся на ягодицы Тихони. Я невольно замерла, любуясь открывшимся мне великолепием.

— Ну же, чего ты ждешь! – послышалось возмущённое восклицание.

Дважды повторять ей не пришлось. Я обхватила ладонями громадные, пышные бёдра девушки и уверенным, плавным движением, вошла в неё, вынудив едва слышно простонать. А через мгновение нежные руки Тихони обхватили меня за плечи, в ответ на вторжение в её влажный, тёплый туннель.

— Сегодня не нужно быть нежной... Просто трахни меня, - прильнув всем телом, шептала Женька, скользя ладонями по моей спине. – Выеби меня грубо и жёстко, осемени, как животное!.. – нежное воркование девушки обратилось страстным рыком текущей «самки» в тот момент, когда её ладони, стиснули мою упругую попу.

Именно этого я хотела, и если она так сильно жаждет мой член, то она получит его весь, без остатка!

Отведя бёдра немного назад, я почти вышла из сладкого лона моего пышного тела, оставив в устье влагалища лишь головку фаллоса. А затем, когда мышцы похотливой «киски» невольно сдавили меня с боков, вонзилась с такой яростью, словно желала пройти сквозь Тихоню.

— Да-а-а!.. – Женя завизжала в экстазе, когда я принялась грубо вспахивать её безразмерную пизду.

В какой-то момент невольная улыбка возникла на моём лице: «А я та ещё крикунья...». Склонившись поближе, я впилась губами в пухлые губки Тихони, обрывая громкие стоны и крики, пронзавшие лесную округу.

«Вот же шумная, едва не оглушила...» - думалось мне в тот момент, когда мой язычок пошёл в атаку.

В этом с Женей – с «нашим» телом – мне было не потягаться, но девушка превратилась в покорнейшее существо, принимавшее меня с обеих сторон. На какой-то момент она замолчала, вздрагивая и мыча от ударов, безжалостно колотящих её влагалище.

Наконец, мой властный поцелуй прервался, и Женька запрокинула голову в громком стоне. Но сейчас это был не полубезумный звонкий вопль, теперь он сочился страстью, до краёв переполненный похотью. В этот миг тяжёлые груди девушки колыхнулись перед моим лицом.

Мой рот невольно открылся, при виде этого великолепия, а язык потянулся к капелькам молока, стекавшим по упругой округлости пышных сисек. Через миг, губы моего «нового» тела плотно сомкнулись вокруг соска милой Женечки, принимаясь сосать и играть с ним языком. Девушка вздрогнула в экстатичном вскрике и в мгновение ока в мой рот заструились потоки восхитительно сладкой жидкости, заполняющей его во внезапном порыве.

Большой глоток брызжущих между губ густых сливок наполняет тело теплом, а затем, в один миг, словно испепеляет изнутри всплеском божественной похоти: я пью молоко из своей груди, упиваясь томным моментом и восхитительным вкусом, что похож на...

Мой крошечный член ощущал себя, как раскалённый железный прут, раскаляемый жаром похотливого тела. Я же знала одно – мне нужно было кончить. Наградить это божественное существо, извивавшееся подо мной от грубых толчков и ударов. Наполнить до краёв благодатной детородной жидкостью, выебать так жестоко, чтобы он сутки ходила с трудом.

Не в силах совладать с позывом, член-щупальце Женьки обнажается на всю длину под её экстатичные вопли. Упругая лента в секунду обвивается вокруг моей талии, принимаясь подмахивать и толкать мои бёдра глубже в разверстое лоно Тихони. А через мгновение по телу девушки пробегает конвульсия дрожи, и кончик гибкого члена взрывается белыми брызгами, заливая мою грудь густыми, липкими каплями тёплой спермы. Влагалище Женьки, пронзённой экстазом, безумно сжимается вокруг моего ствола, в тот момент, когда девушка дрожит в муках оргазма.

В то же мгновение, когда её животное удовольствие перехлестнуло через край, я ощутила острые ногти, вонзившиеся мне в спину и оставившие протяжные полосы на нежной коже.

За это следует наказать. Поэтому я с удвоенной силой и скоростью принялась ебать её жадную дырку, трахая прямо в мозг сквозь оргазм.

Наконец, когда Тихоня перестала вздрагивать и царапаться, я выпустила ее сосок изо рта, принявшись грубо массировать ладонями её грудь. В пригоршни потекла молочная щедрость.

Одобрительно вздыхая, я терзала и мяла упругую плоть, доя своё тело и набирая густые сливки в ладони. Вскоре обе мои руки оказались по локоть покрыты грудным молоком восхитительной женщины и я едва сдерживалась, чтобы не выпить самой всё, что собрала.

В итоге, набрав приличное количество жидкости, я поднесла ладони, выливая их содержимое в рот Тихони. Девушка и не думала сопротивляться, глотая вместо этого с благодарной жадностью и наслаждаясь собственным вкусом.

Через пару мгновений её слегка обмякший член, вновь вздувается, начиная опять истекать каплями белесой смазки.

Не теряя ни секунды, Женя просто призывно разявила свой рот, вывалив слюнявый длинный язык, и в ту же секунду в её распахнутую похотливую пасть с влажным хлюпаньем окунулся кончик её собственного члена. Небрежный толчок гибкого щупальца, словно обретшего собственный разум, протолкнул упругий ствол глубже в горло, как будто пытаясь стать конкурентом моему члену, ебущему эту похотливую суку в развороченную пизду.

Расплывшись в ехидной улыбке и чтобы уровнять шансы в этом абсурдном соревновании, я обхватила ладонями её член, принявшись его налдрачивать.

Её раздутый фаллос должен быть просто дико чувствительным прямо сейчас, спустя минуту после оргазма. Закатив глаза и со ртом, набитым собственным хуем, Женя стонала, словно безумная. Поэтому моих поцелуев, жгущих упругий, перевитый венами ствол, и мощных толчков, взбивающих смазку влагалища пузырями, оказалось сверх меры – девушка в пару мгновений вознеслась на пик и рухнула в бездны оргазма!

Тяжёлые всплески спермы наполняли её рот так быстро, что она не успевала глотать, забавно раздувая щёки. В итоге струйки семени брызнули у неё из носа и между губ. А через миг, кончик щупальца, ебущий горло своей хозяйки, выскользнул из похотливого рта, и Женя закашлялась, пытаясь дышать и облизывая подбородок длиннющим языком.

Вид этой развратной шлюхи, упивающейся собственной похотью, подстегнул и меня, ударив сознание новой волной возбуждения.

«Женечка, боже, как ты прекрасна!..» - желания обладать, унижать, боготворить и служить, роятся в сознании безумным торнадо, подталкивая к пику экстаза.

«Ты ведь любишь «нас» такой...» - слышу я в мыслях вопрос-утверждение девушки, и в ту же секунду её мышцы влагалища обхватыватили меня, как тиски.

В ту же секунду, мой оргазм перехлёстнул через край, взрывая крохотный член, едва заметный в громадной пизде, безумными струями спермы! Накачивая семенем свою возлюбленную, себя саму, своё тело, я ощущала, как мои яички просто полыхают огнём, словно выйдя в режим овердрайва, стремясь произвести как можно больше белесого счастья для Женечки, заполнить её внутренности до краёв. Я едва ли не слышала, как шумит тугая струя спермы, бившая в глубины лона Тихони!

«Да откуда во мне столько!?» - вспыхнула и угасла неуместная мысль.

Женя в этот момент что-то пыталась произнести, но мой вышедший из её влагалища член, скомкал все слова в неразборчивое бормотание, аккомпанемент томной музыки потокам семени, стекающим на её попу

Я же чувствовала, что сейчас сойду с ума – что-то было не так! Я просто изверглась белым фонтаном, но член всё ещё пульсировал, брызкгая белыми каплями и нуждаясь продолжении, желая излиться вновь, утопить эту суку в сперме!

Тяжёлый, сладостный вздох, истончившийся визгом экстаза, был ответом, на мой новый удар. Я просто протаранила своим членом истекающую спермой пизду, хлюпнув в ней стволом и окунувшись на всю длину разом...

Сколько раз я в неё – в себя? – кончила, я уж и со счёта сбилась. Но явно не дважды – всё тело болело и изнывало от усталости, а количество семени, заливавшее мои живот и грудь до самой шеи, просто ужасали!

Чувствуя себя жутко разбитой и вялой, я просто упала на пышные телеса Женьки, уткнувшись губами в измазанную спермой грудь, запалено дыша и не зная, что думать.

Ясность мышления понемногу ко мне возвращалась, и становилось понятно, что всё должно было быть куда скромнее.

«Моё «новое» тело просто не может быть таким продуктивным!..» - отмахивалась я мысленно. – «А то, что мы с Женькой так вымотаны – так не часто получается оттрахать себя саму... Завелись... Выложились на полную... потому и устали...»

«Ага...» - Тихоня представляла из себя безвольное тело с блуждающей на лице осоловелой улыбкой. – «В-выложились... вот только я чувствую, как во мне «она» плещется...»

Обильность миниатюрной эльфийки меня поразила и ещё больше обострила желание подчинить её племя, но что, если, всё же, показалось?

«Эра, сколько?..» - пробормотала я мысленно – настолько устала, что становилось лень даже думать.

Благо, помощница сообразительная и мысли читать умеет:

Общий объём эякулята составил 674 мл спермы.

«Е-ба-ный в рот...» - это было последнее, что вспыхнуло в мозгу, прежде чем я провалилась в забытье сна.

. . .

Когда яростное пламя похоти немного схлынуло и мы привели себя в порядок, смыв следы страстной любви, можно было разобраться со всем остальным. Об этом же подумала Женя, задавая словно бы невзначай главный вопрос:

— Ты узнала что-нибудь стоящее из её памяти?

И катя, и Женька в этот момент вылизывали член моего временного тела. Без особенного стремления к логическому завершению. Вроде как, рядом есть эрегированный член, так почему бы его не подержать во рту?

Их лица, испачканные собственной слюной, совсем не соответствовали тону вопроса, поэтому я с улыбкой молчала, наслаждаясь моментом.

Женя игриво вскинула бровь, а затем обхватила ладонями мои бёдра и одним движением просто проглотила весь член, обернув его жарким объятием своего рта. Через миг и яички эльфийки исчезли между полных губ Тихони.

Я вздрогнула и изогнулась от удовольствия – сейчас эта грудастая сучка всё равно, что опять отсасывала у себя самой, точно зная, что и как нужно делать.

— Женя!.. П-постой, иначе я снова-а-а!.. – мне даже не удалось закончить фразу, сорвавшуюся в томный вскрик оргазмического экстаза.

Тихоня тянула в себя, ввалив щёки, как сумасшедший вакуумный насос, и если бы не сладки разряды неги и сама абсурдность ситуации, я бы уже покатывалась со смеху. Но то, что творил, язык Женьки, отбивало любое желание веселиться.

Зайдясь в тонком вскрике, я обхватила ладонями темя и шею Тихони и навалилась вперёд грудью, старясь обнять, слиться, войти глубже в этот великолепный обжигающий ротик. Густые брызги ароматного семени ударили в горло Жени, раздувая щёки обильной нагрузкой. Под пальцами я с восхищением ощущала, как девушка делает большие глотки...

— Эй, я тоже хочу! – возмущённо проворчала Катя. – Марика... Или Женя... Или кто из вас кто... Оставьте и мне немножко!..

Сделав последнее всасывание, и едва не вытянув из меня растаявшие от удовольствия мозги, Женя отстранилась, плотно сомкнув губы. А уже через миг изо рта в рот кормила спермой Катюшу, с озорством скашивая взгляд на меня.

«Вот же сучки, дразнят, пока я пошевелиться не могу...» - с умилением подумала я, глядя на то, как две девушки делятся моим семенем.

В это время Тихоня откинулась на спину, уложив Катю верхом на себя и широко разведя бёдра в стороны.

— Милая, возвращайся скорее домой, - послышался её негромкий голос.

. . .

Девушку, чьё тело я временно занимала, звали Фрериан или просто Фрери. Родом она была из небольшого племени эльфов, носившего название Веллен и обосновавшегося неподалёку в этих непроходимых лесах. Жили они на деревьях в искусно построенных ажурных домах, спасаясь от больших «кошек», охотились на мелкую живность. В общем – ничего необычного.

Язык, на котором разговаривала девушка, был мне отчасти знаком и смутно походил на дичайший диалект эльфийского языка, что был известен мне. Впрочем, это вовсе перестало быть проблемой, стоило только подчинить Фрериан – я сразу же смогла разговаривать на местном наречии, получив её память и нания.

Однако, то, что меня поразило и порадовало больше всего, так это состав племени. Всё оно сплошь состояло из футанари! Почти сотня эльфийских амазонок, ждущих внимания и ласки от своей повелительницы. То, что эти девчата только что стали моими подданными – не обсуждалось, просто они пока об этом не знали.

Впрочем на вопросе подданства возникала некоторая проблема. Оказалось, что лес не такой уж и непроходимый, а амазонки – не слишком воинственные. Людей Фрериан подчинило более сильное племя.

В трёх днях пешего пути отсюда располагался довольно крупный город Альтмис, стоящий на пересечении двух караванных дорог. Иногда соплеменницы Фрери даже торговали в этом поселении, выменивая дары леса на изделия из металла.

Но некоторое время назад что-то скверное произошло в Альтмисе – оттуда приехали громадные зеленокожие широкоплечие люди, верхом на огромных жутких волках. Их было не больше трёх десятков, но они на голову разбили значительно превосходивших их числом футанари Веллен.

Слабосильные луки и копья, похожие на зубочистки рядом с напавшими на племя гигантами, не могли нанести заметного вреда налётчикам. Даже отравленные стрелы и магия оказались бессильны - рядах волчьих всадников оказались маги куда могущественней.

Но самым страшным для Фрери было то, что хотя зеленокожие – которых я сразу же назвала орками – и выглядели как дикари, увешанные шкурами и клыками, но действовали очень разумно. Окружили стоянку племени со всех сторон и без каких либо колебаний кровавым клинком прошлись по девушкам Веллен, Пытавшихся сопротивляться убивали без раздумий, а тех, кто пытался бежать, настигали чуткие ездовые волки, разрывавшие своих жертв в два движения чудовищной пасти.

Предводительница племени сдалась на милость захватчикам после того, как два десятка сестёр в один миг распрощались с жизнью.

Захватчики собрали остатки племени на большой поляне, а затем походя убили старшую футанари, руководившую племенем. Под ошарашенными взглядами отчаявшихся девушек орки за ноги подвесили на ближайшей ветке мёртвое тело и принялись спускать из неё кровь. Неподалёку два воина разводили огонь...

Приказ сдать всё имеющееся металлическое оружие и магические артефакты девушки бросились выполнять бегом. Притащили всё, что смогли найти и свалили к ногам орков. На это зеленокожие выдернули из толпы ещё пару девушек, попросту вскрыли им глотки, бросив на землю в лужи собственной крови и повторили приказ: «ВСЁ оружие и магические артефакты».

Им принесли всё. Сняли с себя даже тонкие, словно нити, серебряные браслеты...

Захватчики долго насиловали старших женщин, затем убили, запекли на огне и съели тела четырёх девушек, накормили другими трупами своих ездовых зверей... и просто ушли. Маг зеленокожих всадников, обгрызая мясо с кости одной из девушек, напоследок сказал, что если племя не хочет познать гнев Орды, то о побеге лучше не думать.

Случилось это три месяца назад. С той поры люди верхом на волках возвращались ещё дважды. И через два дня должны были вернуться вновь.


Пошлое #786
Пошлые Истории #171

Читайте также: